Что принесет новая метла в образовании?

26.05.2012 at 10:52 2 комментария

Д.Ливанов родился 15 февраля 1967 года в Москве. В 1990 году с отличием окончил физико-химический факультет МИСиС. С 1990 по 1992 год учился в очной аспирантуре МИСиС. В 1997 году защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора физико-математических наук.
С мая 2004 по ноябрь 2005 года — директор департамента государственной научно-технической и инновационной политики Минобрнауки РФ. С ноября 2005 по март 2007 года — статс-секретарь — заместитель министра образования и науки России. С апреля 2007 года — ректор МИСиС.

Задачи, которые предстоит решить Ливанову – главе Минобрнауки РФ

Министру образования и науки РФ Дмитрию Ливанову  :

  • «предстоит принятие образовательного стандарта старшей школы — к ноябрю, и самое главное — продолжение работы над законом об образовании в РФ«.- экс-глава Рособразования Григорий Балыхин

  • «одна из серьезнейших проблем, которая возникнет перед новым министром, — обеспечить продуктивное взаимодействие Минобрнауки и Российской академии наук«.- заместитель генерального директора ОАО «Межведомственный аналитический центр» Юрий Симачев
  • Создание общероссийской системы качества образования — одна из задач, которую предстоит решить Ливанову, считает генеральный секретарь Российского союза ректоров (РСР) Ольга Каширина. По ее мнению, новому министру также стоит уделить внимание формированию инструментов государственного планирования подготовки кадров и систематизировать развитие вузов
  • «Среди важнейших задач, которые необходимо решить министру образования, — развитие подлинного студенческого самоуправления, пересмотр переченя социальных гарантий студентов, трудоустройство выпускников вузов, борьба с утечкой мозгов» — председатель студсоюза Артем Хромов.

На серьезную совместную работу с новым министром рассчитывают в Государственной думе.

К. Сонин профессор, проректор Российской экономической школы в статье в «Ведомости» от 21.05.2012, №91 (3105) «Правила игры: Реформа образования: не все сразу» оценивает в качестве главного, что сделал ушедший Фурсенко – «избавление от иллюзий — о сверхвысоком качестве лучших вузов и институтов, а также о высоком месте в «мировой табели о рангах».
А главное в статье – «предостережение. Основная опасность, подстерегающая нового министра, на мой взгляд, состоит в том, что сейчас видно слишком много областей в образовании и науке, которые нуждаются в реформировании. Соблазн состоит в том, чтобы взяться за все разом. Это не просто соблазн — это мечта, при всех режимах и лидерах, любой бюрократии — «широкие реформы», при которых невозможно отследить последствия каждого отдельного действия. А правильная стратегия состоит в том, чтобы выбрать конкретную реформу какого-то научно-образовательного сектора и на ней сосредоточиться. Реформа лучших вузов с задачей построения 2-3 полноценных исследовательских университетов уровня топ-100 в мире — один возможный выбор. Реформа профессионального образования и того, что в последние годы стало называться «высшим», высшим образованием не являясь (а его получает чуть ли не половина студентов страны), — другой. Реформа школьного образования — третий. Реформа государственного финансирования российской науки — четвертый. Выбор сложен, но еще сложнее — осознание того факта, что этот выбор необходимо сделать».

Что еще пишут о новом министре?

Например, вот что: «Главные задачи Дмитрия Ливанова: агрессивная реализация планов Фурсенко и жесткая реформа науки«.
«Это такой компромиссный вариант. Дмитрий Ливанов некоторое время работал заместителем министра в составе министерства Фурсенко, он не проявлял никогда особых талантов ни в управленческом плане, ни как профессионал в образовании, ничего сверхъестественного и оригинального из себя он не представляет. Это представитель той же самой школы, которая пропагандирует максимальное внедрение американского опыта в России. Рассчитывать на национальный путь развития системы образования в России не приходится. С другой стороны, он не представляет собой одиозную личность, не был замешан ни в каких скандалах, недоразумениях, достаточно скромно себя вел на посту замминистра и так же — на посту ректора. Фигура среднестатистическая, не представляющая опасности, с другой стороны, и надежды на принципиальное изменение ситуации в сфере образования» — президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков

«О том, что действительно происходит в научной среде и примыкающей к ней системе высшего послевузовского образования, знают только те, кто непосредственно имеет к этому отношение. Господин Ливанов имеет, и самое непосредственное. С 2005 по 2007 год он работал заместителем министра образования. Будучи замом Фурсенко, Ливанов занимался реформой Российской академии наук. В те годы он часто заявлял, что академики «злоупотребляют имеющейся свободой» и недостаточно ответственны в «управлении имуществом и бюджетными средствами», он подготовил несколько концепций реформирования РАН, настаивая на радикальном сокращении полномочий академического президиума.
Но академики не школьные учителя и даже не ректора вузов. РАН не сдалась, обвинив Ливанова в попытке разрушить российскую науку. Академики тогда добились поддержки Владимира Путина, который попросил Минобрнауки их не трогать. Чиновнику пришлось из министерства уйти.
И вот он вернулся, причем с повышением. Часть экспертов полагают, что теперь Дмитрий Ливанов задуманное доведет до конца. Тем более что добить нашу науку сейчас, пожалуй, легче, чем реанимировать.
Но высшее послевузовское образование пока живо: количество аспирантов по сравнению с 90-ми растет, ваковские журналы, где перед защитой диссертации нужно опубликовать статьи, пока еще печатают их бесплатно, научные советы при вузах еще работают, хотя их меньше, чем было десять лет назад. И все это функционирует только потому, что руки Министерства образования туда еще не дотянулись. Но могут. Как могут и реформировать РАН.
Как новый министр будет реформировать науку, можно догадаться, посмотрев на плоды его предыдущей деятельности. Придя в МИСиС, Ливанов воплотил в жизнь те самые стандарты модернизации науки, которые разрабатывал в министерстве. Он одним из первых перешел на систему бакалавриата и магистратуры, добился присвоения вузу статуса национального исследовательского университета.
Если говорить о среднем и высшем образовании, то Дмитрий Ливанов будет продолжать курс Андрея Фурсенко, новый министр горячо поддерживает ЕГЭ. В этой сфере его главными задачами, вероятно, станут: дальнейшая коммерциализация образования, утверждение новых стандартов и проталкивание нового закона об образовании, написанного в его ведомстве.
Закон перерабатывался уже трижды. Но даже Госдума пятого созыва с большинством голосов у «Единой России» не рискнула его принять. Взять на себя ответственность не захотели даже вечно послушные депутаты прокремлевской партии. Так что этот правовой акт придется еще раз переработать.
Кроме того, Ливанову предстоит реализовать принцип нормативно-подушевого финансирования в средней и высшей школе».
Это был материал Мария Пономарева, Сергей Шурлов, Александр Газов.
Его (там же) комментирует Дарья Митина, политик, экс-начальник нормативно-правового отдела Министерства образования и науки:
Дмитрий Ливанов — сторонник либерализации в сфере образования и максимального его перевода на коммерческие рельсы. Первое заявление нового министра о сокращении бюджетных мест — наглядное тому подтверждение.
Андрей Фурсенко, при всем сложном и неоднозначном к нему отношении, никогда не посягал на конституционные нормы, статью 43 Основного закона страны, где прописано, что государство гарантирует бесплатное общее образование для своих граждан и предоставляет им возможность на конкурсной основе однократно получить бесплатно высшее образование. К тому же в законе «Об образовании» прописана та планка количества бюджетных мест в вузах, опускаться ниже которой государство не имеет права. Ни один министр еще не посягал на эту «священную корову». Количество этих мест за последние годы несколько раз менялось, но неизменно в сторону увеличения и ни разу в сторону уменьшения. Ливанов стал первым, кто поставил такое положение вещей под сомнение. Для сокращения бюджетных мест, что фактически будет означать введение платного образования, необходимо менять закон и Конституцию. Это откровенное наступление на социальные и гражданские права людей.
Сам новый министр уже дал невнятные объяснения, будто его как-то не так поняли. Хорошо, если так оно и есть, что сработал «испорченный телефон». Но либеральных взглядов на всю систему образования новый министр придерживается. Высказывание Ливанова пока только слова, которые не приобрели правовой формы. Это не законопроект и не предложение парламенту. Но нельзя не отметить, что оно находится в русле проводимых в последнее время перемен. И, как мне кажется, перемены зависят не от личности министра или точки зрения правительства. В области образования правительство давно следует рекомендациям МВФ и Всемирного банка, по рецептам которых мы развиваемся.
Многие изменения, касающиеся качества образования, организационно-правовых форм вузов, их количества и распределения по отраслям, роста числа негосударственных вузов, правительство обосновывает присоединением к так называемому Болонскому процессу, якобы призванному унифицировать общеевропейскую систему образования. Хотя последнее наше правительство понимает очень странно. Многие европейские страны, принимающие участие в Болонском процессе, подписали соответствующую декларацию. Но их национальные системы образования, тем не менее, так и остались во многом различными. Само по себе это соглашение не накладывает на подписантов никаких конкретных обязательств. И когда наше правительство говорит, что мы должны изменить тот или иной закон и ввести те или иные новации потому, что этого требует подписанная декларация, оно лукавит. Ничего мы никому не должны. Так что здесь речь идет именно о некой концепции развития образования, которой наши власти придерживаются довольно давно.
Дмитрий Ливанов — человек очень активный, целеустремленный, пробивной, в отличие от Андрея Фурсенко, который уже всего добился и не форсировал преобразования, которые шли своим чередом. К тому же у предыдущего главы Минобрнауки был серьезный антирейтинг в образовательной и научной среде, которая его не принимала. Поэтому все преобразования, новации шли очень вяло, без огонька.
Ливанов же антирейтинг заработать не успел. Поэтому есть вероятность, что преобразования пойдут бодро и без особых препятствий. Хотя еще пара заявлений, подобных этому, скандальному, — и его антирейтинг нарастет очень быстро. Пока у него есть шанс войти в историю как настоящий министр развития, а не министр загнивания. Прежде наше образование шло именно по второму пути — загнивало.

И это несмотря на то, что его финансовое обеспечение на протяжении последних десяти с лишним лет неизменно росло. С 2000 года денег в образование стало поступать вполне достаточно, и сейчас в этой сфере крутятся огромные средства. Другое дело, на что и как они тратятся и каковы приоритеты. Раньше поддерживался некий средний приемлемый уровень финансирования учебных заведений. Сейчас же на конкурсной основе определяются несколько федеральных и национальных исследовательских университетов, которые накачиваются деньгами и кадрами, остальные «загибаются». Эта система создания супервузов совершенно не оправдана в условиях нашей огромной страны. Организовывать такие очаги на фоне всеобщего запустения означает превратить образование из всеобщей социальной, конституционной гарантии в привилегию для избранных и имущих.
Новый министр образования на протяжении последних нескольких лет возглавлял научно-исследовательский университет МИСиС. Это один из тех самых привилегированных вузов, деятельность которых регламентируется законодательством отдельно. И Ливанов рассматривает его в качестве модели. Но таких высших учебных заведений немного. Это своеобразный заповедник, где, по его мнению и мнению правительства, будет взращиваться элита.
Существующие же сегодня мелкие государственные вузы сливают вместе, реорганизовывают. Пять-семь вузов объединяют, качество образования в них при этом падает. Никакого особого прорыва после слияния не происходит, а профессорско-преподавательский состав лишается работы. В этой ситуации, если сократить количество бюджетных мест, то конкурс в хорошие государственные вузы многократно возрастет. И шанс у талантливого человека в него попасть будет крайне невелик. Все, кто не пройдет в нормальные образовательные учреждения, будут вынуждены получать диплом в коммерческих высших учебных заведениях. А качество образования там на уровне заборостроительного техникума — лицензирование в этой сфере не жесткое.
Министр неправ в главном: сокращать надо не бюджетные места в госвузах, а количество халтурных коммерческих контор по продаже дипломов, именуемых негосударственными вузами. Сокращать же количество вузов можно и нужно при наличии нормальной системы среднего специального образования. Больше половины ПТУ и ссузов в последние годы уничтожили или перепрофилировали. В результате те, кто мог бы в них получать рабочую специальность, становятся неучами с дипломами. Реанимировать систему среднего специального образования, которая фактически была похоронена, крайне необходимо.

В дополнение – мнение Анатолия Вассермана

«Судя по тому, что Андрей Александрович Фурсенко из кресла министра образования и науки угодил в помощники президента Российской Федерации, на высшем уровне его восьмилетняя деятельность признана если не идеальной, то приемлемой. В частности, сочтена приемлемой и его концепция, в целом сводимая к мысли: не обязательно воспитывать творцов, а надо прежде всего научить людей эффективно пользоваться плодами чужого творчества. Хотя судя по моим многолетним наблюдениям, без собственного творческого потенциала трудно использовать даже подробно документированные возможности.

Новый министр Дмитрий Викторович Ливанов успел отметить первый же день на новом посту обширным интервью, где также хватает спорных заявлений. Так, слова «троечнику нечего делать в техническом ВУЗе» скорее всего продиктованы классической формулой «талантливый — во всём талантлив», хотя на практике талант чаще всего сосредоточивается на одной тематике, почти не интересуясь прочими сферами деятельности. Весьма спорно и намерение развивать Единый государственный экзамен как основное средство отбора в ВУЗы, пренебрегая и аттестатом как средством текущей оценки знаний и работоспособности, и олимпиадами как средством выявления ориентированности на конкретный род занятий. Правда, на мой взгляд многие недостатки ЕГЭ можно устранить, поручив составление заданий мастерам по сочинению вопросов для интеллектуальных игр… ЕГЭ может быть лишь одним из множества инструментов решения столь сложной задачи, как оценка пригодности молодых людей, находящихся лишь в начале многосложного пути развития, к продвижению по этому пути, да ещё на конкретном направлении.

На мой взгляд, все странности постсоветского развития — точнее, опускания — отечественного образования, связаны прежде всего с тем, что его велено воспринимать как одно из направлений сферы обслуживания. Отсюда и непомерное изобилие частных ВУЗов (в том числе и откровенно дипломостроительных), и упор на факты и рецепты вместо теории (тот же Фурсенко, в частности, заявил, что в школе высшую математику не изучал, отчего не стал глупее — что породило ехидный комментарий «некуда было спускаться», хотя по доступным мне сведениям он как учёный не ниже нынешнего среднего уровня).

Как известно, нет ничего практичнее хорошей теории. В частности, смысл образования становится очевиден, если взглянуть на него через марксизм — старая истина остаётся непреложной: источник всех богатств — труд, мера стоимости всех вещей — общественно необходимое (то есть обычное на данной стадии развития общества) количество труда с учётом его сложности. Труд — дело рук и мозгов человека. Чем сложнее труд, тем выше при прочих равных условиях ценность созданного человеком. Чем выше и разнообразнее образование, тем сложнее может быть труд, посильный каждому человеку в отдельности и всему обществу в целом.

Выходит, образование — отрасль производства. И не простого, а производства главных средств производства — людей.

Соответственно и подходить к образованию нужно, как к любому другому производству. В частности, рассматривать самих учащихся не как заказчиков, а как продукцию. Потребитель же этой продукции — всё хозяйство страны.

Итак, продукция образования — люди, способные к высококвалифицированному труду. Соответственно учебные программы должны определяться не расчётами допустимой нагрузки (в молодости допустимо куда больше, чем могут предположить методисты преклонных лет), а полнотой результата.

Правда, облегчить учёбу можно — и нужно! — опорой на теорию.Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов. Обучение, опирающееся на теорию, полезно ещё и тем, что сфера производства очень динамична.
Можно ещё долго перечислять конкретные подробности оптимальной системы образования. Но вряд ли это нужно. Ведь такая система уже известна. ..сама индустриализация нуждается именно в таком образовании.

Сейчас мы много рассуждаем о реиндустриализации, модернизации, прочих технологических прорывах. Но в то же самое время наша система образования развивается в направлении, напрочь исключающем любые усовершенствования хозяйства. Пока не возродим систему образования, сложившуюся у нас в середине XX века, ни о каких производствах, кроме отвёрточных, даже мечтать не придётся. А когда восстановим её и на её основе начнём действительно совершенствовать своё хозяйство — потребности хозяйства подскажут, в каком направлении дорабатывать обучение.

…немецкий опыт показывает: в определённой мере такая система обучения возможна без социализма. Хотя скорее всего наивысшего совершенства образование — как и вся страна — достигнет только после построения нового планового хозяйства на основе новых информационных технологий. Но начинать возрождение старательно опорочиваемой образовательной системы нужно уже сегодня. Не исключено, что новый министр образования может после избавления от модных либеральных предрассудков всерьёз заняться столь практичной производственной задачей.

Еще до назначения нового министра

Новый этап реформы образования 10 мая 2012г Елена Галкина

«Год не было слышно о рабочей группе Минобрнауки под руководством Михаила Ковальчука, которая в составе тридцати с лишним специалистов титанически трудилась над последней, уже четвёртой редакцией проекта стандарта для старшей школы. И вышла эта редакция такая замечательная, что Минобрнауки, опубликовав её на своём сайте вечером 3 мая, назначило последним сроком приёма экспертных заключений 10 мая.
Что же содержится в новой редакции стандарта и что реально изменилось в сравнении с предшествующим вариантом годичной давности?
Если вкратце, авторы ничего не забыли и ничему не научились.
Заметных уступок обществу не наблюдается. Даже увеличение обязательной части содержания образования несущественно: с 60% до 2/3 от объёма бесплатной программы. Единственно, отстоял своё право на обязательность иностранный язык. И теперь результаты освоения программы  в большинстве случаев предполагают хоть и щепотку, но знаний, а не «общих представлений», как раньше.
Текст новой редакции стандарта показывает, что как ни садятся разработчики документа, всё равно вылезает изо всех щелей главная идея: дать руководству школ возможность легко профанировать бесплатную обязательную программу и добывать себе подножный корм, ставя родителей в безвыходное положение. Не как сейчас — таясь и подвергая себя хоть теоретической, но опасности, а совершенно открыто, на законных основаниях.

7 мая, сразу после инаугурации, .. Путин приступил к заботе о российском образовании и подписал указ, обязующий, например: «обеспечить реализацию следующих мероприятий в области образования:

проведение до конца декабря 2012 г. мониторинга деятельности государственных образовательных учреждений в целях оценки эффективности их работы, реорганизации неэффективных государственных образовательных учреждений, предусмотрев при реорганизации таких учреждений обеспечение права обучающихся на завершение обучения в других государственных образовательных учреждениях».
Ещё в июле планируется внести в Госдуму (и принять, видимо) Закон «Об образовании в РФ», а также утвердить стандарт для старшей школы. Это не случайные совпадения.
Именно с 1 июля 2012 г. начинает в полном объёме действовать знаменитый уже 83-ФЗ от 08.05.2010, который обеспечивает правовой механизм перевода на коммерческие рельсы всей социальной сферы, включая образование, здравоохранение и культуру. Власть преобразует большинство бюджетных учреждений в «автономные организации», финансирование которым будет выделяться регионами и муниципалитетами под определённый госзаказ.
Школа теперь официально сможет сделать платными уроки, не включённые в обязательный компонент образовательного стандарта».

Но пойдет ли все по этому пути — покажет время, по крайней мере есть статья «Не обсудить ли закон вновь?» от 23 мая 2012

 «Российский союз ректоров предлагает экспертному сообществу обсудить еще одну версию законопроекта «Об образовании в РФ» до внесения его на рассмотрение в Государственной Думе РФ.  По мнению союза ректоров, данный документ должен учесть положения Указа Президента о мерах по реализации государственной политики в области образования и науки, изданный в недавнем прошлом.

 Союз ректоров также считает, что  необходимо синхронизировать законопроект «Об образовании в РФ» не только с положениями президентского указа, но и с тезисами обновленной «Стратегии-2020» и документами открытого правительства.

Профессиональное обсуждение в рамках открытого экспертного форума на площадке РСР этих концептуальных вопросов, по мнению О. Кашириной- генерального секретаря РСР, позволит восполнить существующие пробелы законопроекта, бережно относясь к его существующей конструкции.

**

Реклама

Entry filed under: Обзоры, Образование. Tags: .

Сангвис 1998г Экспертиза ААВВ Сангвис 1998г постановка регулярного менеджмента

2 комментария Add your own

  • 1. businessanalyst2009  |  19.07.2012 в 19:46

    Отлично что есть разные мнения

  • 2. Евгений Топчий  |  19.07.2012 в 19:19

    Спасибо! очень интересно! но есть и другое мнение

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Trackback this post  |  Subscribe to the comments via RSS Feed


Подписка на новости сайта

Подпишитесь на новости сайта (RSS)

RSS

Архивы

Рубрики

Главные книги аналитика

Современные методы описания функциональных требований к системам | Алистер Коберн
 Разработка требований к программному обеспечению |Карл И. Вигерс, Джой Битти

Требования для программного обеспечения: рекомендации по сбору и документированию |Илья Корнипаев
Анализ требований к автоматизированным информационным системам | Юрий Маглинец
Пользовательские истории. Гибкая разработка программного обеспечения |Майк Кон


%d такие блоггеры, как: