Проект Закона об образовании и театр с балетом

15.03.2011 at 11:28 Оставьте комментарий

Возникла совершенно отдельная проблема с обучением детей музыке, балету, театру
История вопроса подробно описана в статье «Театр абсурда имени Фурсенко» от 9 марта 2011г. в «Аргументах Недели».
Нового поколения одаренных музыкантов, танцоров и актеров может не быть вовсе. Существовавшую веками отечественную систему творческого образования, аналогов которой нет ни в одной стране мира, сегодня целенаправленно и цинично разваливают.

Когда Минобр стал первее Минкульта

С началом «нового времени» — 1990-х годов – положение творческих школ, колледжей и вузов начало ухудшаться почти сразу. Теперь им определили двойное подчинение (не только Министерству культуры как раньше, но и еще «образовательным» ведомствам). И хотя в художественном, театральном, музыкальном творчестве специалисты по образованию не разбирались, реформировать они их взялись без колебаний.
Сначала полностью перешли в ведение Минобрнауки и были отнесены к системе дополнительного образования детские школы искусств (ДШИ). А по факту – не стало разницы для руководителей между музыкальной школой и кружком кройки и шитья. Пример (приводит Ирина Багаева, заместитель руководителя Ассоциации детских школ искусств) — ДШИ подчинили санитарным нормам и правилам, предусмотренным для дополнительного образования, которые гласят, что ребенок должен уделять занятиям вне школы не более трех часов в неделю. Это очень мало даже для младших классов «музыкалки». Странными СанПиНами проблемы школ искусств не исчерпываются. ДШИ должны проходить аккредитацию. Она нужна для того, чтобы подтвердить право учебного заведения выдавать свидетельство об образовании государственного образца. Музыкальные и художественные школы такие документы не выдавали с 1992 года. Зато аккредитационные комиссии посещают ДШИ с завидной регулярностью и вносят в их работу сумятицу и хаос. В довершение всех бед детские школы искусств передали на баланс муниципалитетов. Это значит, что из регионального и уж тем более федерального бюджета им не перепадает ни копейки. А нищий муниципалитет, если захочет, может в любой момент ликвидировать учебное заведение. Или на худой конец в разы уменьшить финансирование и посоветовать сократить количество занятий.
Страдает и среднее звено творческого образования (училища и колледжи, в которые поступают после 9-го класса). Например, не так давно «наверху» решили, что в учебных заведениях слишком много специальных предметов. Последовало высочайшее решение пересмотреть программы, увеличить долю общеобразовательных дисциплин, а заодно и время обучения сократить.
Но хуже всего пришлось творческим вузам. Для Минобрнауки что уважаемый театральный институт, что сомнительный филиал коммерческого «университета» – одно и то же. Аккредитационные требования ко всем вузам предъявляются одинаковые. В ходе проверок всплывают такие «нарушения», что ректоры не знают, плакать им или смеяться. В одной из российских консерваторий проверяющие придрались к недостаточному количеству компьютеров. В этом учебном заведении их, оказывается, должно быть не менее ста. По словам ректора, за те же деньги он вполне мог бы купить пять концертных роялей. Но количеством роялей в музыкальном (!) вузе высокая комиссия вообще не поинтересовалась: такой пункт в их отчете не предусмотрен.
Трудно объяснить и действия в отношении аспирантуры в творческих вузах. Раньше диссертацию актерам, музыкантам или художникам заменял творческий проект – постановка спектакля, написание симфонического произведения. Однако сейчас ученую степень за удачную премьеру не получишь. Министерство объявило, что кандидатом можно стать только после написания научной работы. Как можно отточить талант за три года, проведенные в библиотеке и за компьютером? (в этом вопросе есть надежда на изменение ситуации. Госдума рассмотрела в первом чтении законопроект, возвращающий прежний порядок).
Министерство обороны в 2008 г. отменило танцовщикам — выпускниках хореографических училищ — отсрочку от армии. По действующим сейчас законам, на службу Родине могут забрать сразу после получения диплома. После череды скандалов балетных «забривать» перестали. Но исключительно потому, что в канун каждой призывной кампании в Минобороны милостиво соглашаются на этот раз обойтись без танцовщиков. Действующие нормы никто не упразднял, и что будет дальше – не знает никто.

Ремарка: Танцоров даже в Великую Отечественную на фронт не призывали. На этот счет было специальное распоряжение Сталина.

Руководители музыкальных театров некоторое время назад предложили здравую мысль – засчитывать как альтернативную гражданскую службу годичную работу на провинциальных концертных площадках. Реакции не последовало.

Михаил Швыдкой, министр культуры в 2004–2008 годах вспоминает: «Попытки Минобрнауки указать нам, как надо работать, были всегда. При этом нередко проскальзывало полное непонимание специфики творческих вузов. Яркий пример – попытки затащить учебные заведения в Болонский процесс и поделить актеров с музыкантами на бакалавров и магистров. Я от бакалавриата и магистратуры уходил как только мог. Нашим учебным заведениям Болонский процесс ни к чему. Главное, что дает России вступление в него, – это облегченная процедура признания наших дипломов за границей. Но когда за рубежом принимают российских музыкантов и танцоров, никому не приходит в голову проверять их дипломы. Смотрят не на «корочку», а на талант! Желаю сил и терпения моим последователям!»
Большие сложности возникли в творческих вузах с введением ЕГЭ. Полной отмены творческих испытаний, к счастью, не произошло. Но с 2009 г. экзамены по специальности перешли в разряд «дополнительных». Влияние оценок в сертификатах ЕГЭ для поступления в творческий вуз стало значить больше, чем музыкальная или художественная одаренность.
«В прошлогодней вступительной кампании провалились несколько талантливых абитуриентов, – рассказывает Эдуард Фертельмейстер, ректор Нижегородской консерватории. – Роковую роль сыграли невысокие баллы ЕГЭ. По нынешним правилам, результаты по общеобразовательным предметам учитываются в первую очередь».
Пресловутый закон №83-ФЗ об бюджетных учреждениях вызывает у ректоров ужас. Полных сведений о финансовом «пайке» в новых условиях правительство РФ пока не озвучило. Есть лишь отдельные факты. Например, уже объявлено, что учреждениям придется самостоятельно оплачивать 90% потребляемой электроэнергии и 50% стоимости теплоснабжения. О том, что будет дальше, можно только гадать.

Дальше – круче. Новый Закон об образовании — пока проект

Он написан так, что возможно загубить на корню систему непрерывного творческого образования.
Сегодня музыкально одаренный ребенок имеет возможность начать учебу в 5–6 лет в музыкальной школе и закончить после двадцати выпускником консерватории. С младых ногтей начинают работу и в балетных училищах, где учебный план рассчитан на 7,5 лет.
Однако в ноябре 2010-го Министерство образования отказалось утвердить программу среднего профессионального образования, составленную учёными советами Московской государственной академии хореографии и Академии русского балета им. Вагановой в Санкт-Петербурге. В Минобрнауки предлагали порядок, при котором до 15 лет – никакого предпрофессионального обучения (после того как дети окончат 9 классов и получат неполное среднее образование).
То есть обучение хореографии или музыке теперь приравнивается к профтехобразованию слесаря или токаря. А то что в пятнадцать лет поздно и учиться балету, и учиться музыке (гибкость ног и пальцев уже не та, возраст упущен), чиновников не волнует. Более того, Минобразования считает, что отбор детей в художественные школы по способностям – это дискриминация. Отбирать надо по прописке и по дате подачи заявления. Кто первый пришел учиться – того школа и обязана учить. Все доводы профессионалов –музыкантов и хореографов о том, что новая модель просто уничтожит и российский балет, и российскую музыку, остаются не услышанными.

Для российской хореографии это обозначало бы ни много ни мало полную ликвидацию балета как вида искусства. Ни один педагог не возьмется обучать вращениям и прыжкам подростка. В России могут закрыться ВСЕ балетные и музыкальные училища.  Если  дело так и пойдет, скоро некому будет танцевать на сцене: нарушение целостной системы хореографического образования не только уничтожает школы, но и обрекает на гибель русский классический балет.
В ситуацию вмешалась балерина Светлана Захарова, которая, по счастью, является депутатом Государственной думы. В начале декабря на прием к замминистру образования и науки Максиму Дулинову приходили пианист Николай Петров, певица Любовь Казарновская, Николай Цискаридзе. Там было совещание по этой теме. После недолгого времени актеры покинули кабинет замминистра, не найдя общего языка.

Когда началось открытое обсуждение проекта Закона об образовании в Интернете, 20 января 2011г прошло совместное заседание коллегий Министерства культуры РФ и Министерства образования и науки РФ. Известные деятели культуры и преподаватели творческих учебных заведений выступили с резкой критикой закона «Об образовании в РФ» именно в связи с тем, что разработчики новой редакции закона решили изменить существующую во всем мире модель профессионального обучения музыке, балету и другим искусствам.
Ярым борцом за художественное образование выступил артист балета Николай Цискаридзе, который семь лет преподает в Московской академии хореографии. «Те дети, которые приходят учиться в наши творческие образовательные учреждения, наверное, немного другие, – отметил он в ходе заседания. – Они не только одаренные – у них есть способности работать чуть больше, чем у их сверстников. Нельзя погубить систему отбора в эти учреждения, потому что мы не можем просто так учить каждого ребенка». «Закон в том виде, в котором он сейчас находится на обсуждении, – по большому счету вредительство, – также добавил Цискаридзе. – Причем вредительство не только русской культуре, но и государству в целом. Балету надо учить с 10 лет, а ни в коем случае не с 16. Учить детей игре на фортепиано и других музыкальных инструментах нужно обязательно в раннем детстве, когда связки мягкие и еще можно «поставить» руки».

Николай Цискаридзе предложил присвоить основным театральным, музыкальным и балетным учебным заведениям статус национального достояния. «Я очень уважительно отношусь к составителям закона, – добавил хореограф. – Но необходимо сделать так, чтобы новые стандарты, которые предлагается реализовать, разрабатывались специалистами в нашей среде. Есть книга Агриппины Вагановой, написанная в 1930-е годы, которая в балетном мире считается Библией – по ней учится весь мир. Вот это наш главный стандарт».

К этому заседанию уже был подготовлен перечень ведущих музыкальных, балетных и других творческих училищ (всего 29 учреждений по России в них обучается около 5730 детей), у которых появится свой отдельный Статус, который заключается в особом стандарте профобразования со сроками обучения 10 лет и 10 месяцев для будущих музыкантов и певцов, 7 лет и 10 месяцев (реже— 6 лет и 10 месяцев) для артистов балета и 4 года и 10 месяцев для артистов народного танца. Стандарт предполагает право индивидуального отбора детей, обладающих выдающимися творческими способностями в области искусства и физическими качествами, необходимыми для освоения особых образовательных программ в области искусства соответствующей направленности.

Представителей творческих учебных заведений пугает не только то, что они могут лишиться права отбирать учеников по способностям. Большие опасения вызывает перспектива понижения статуса творческих вузов в связи с исключением из типологии высшей школы понятия академии. «Остается не вполне ясной система ранжирования вузов при отказе от статуса академии, – отметил ректор Московской государственной консерватории имени Чайковского Александр Соколов. – Поэтому возникает вполне логичный вопрос: к чему отнести бывшие академии – к институту или университету? Думаю, не надо разъяснять, какая дистанция между этими двумя понятиями и как будет воспринято понижение статуса до института ведущими высшими художественными заведениями». Также ректор Московской консерватории поднял вопрос, кому будет предоставлено право экспертизы уровня работы творческих вузов и принятия решения о присвоении того или иного статуса. По мнению Соколова, «решение этих вопросов вполне можно доверить людям, которые непосредственно имеют отношение к творческим вузам – ректорам, директорам и другим творческим работникам».

В завершение встречи руководители Министерств культуры и образования обещали урегулировать все вопросы и рассмотреть все внесенные предложения. Замминистра образования и науки РФ Иван Лобанов тогда пообещал сохранить особый статус творческих учебных заведений.
Минобрнауки обещало пойти на уступки и разрешить юным «гражданам с выдающимися способностями в области искусства» получать диплом о среднем образовании без разрыва с балетным станком и скрипкой. Танцор Николай Цискаридзе, который «гнул ноги перед чиновниками», и пианист Николай Петров, который покинул совещание с замминистра, считали случившееся «своей победой».

По поводу проекта Закона высказались разные деятели культуры: бьют тревогу творческие вузы, считающие, что принятие нового закона окажется губительным для отечественного искусства и культуры.
Олег ТАБАКОВ, художественный руководитель МХТ имени Чехова:
– Идет трудный процесс переделки, а возможно, и подстройки нашей системы образования к европейско-американским стандартам. Я не оцениваю весь процесс, а хочу лишь сказать, что проблемы творческих вузов, в первую очередь театральных, слабо учитываются. В их специфике разбирается не так много людей. Театральные вузы могут стать институтами, у которых не будет возможности воспитывать собственные кадры, а это самая серьезная проблема. Видимо, кто-то не понимает, что подготовить наших педагогов можем только мы сами. Я преподаю много лет и хочу сказать одну простую вещь, которая с трудом воспринимается теми, кто занимается реформой высшего образования. Надо обеспечить сохранение такой системы, при которой учить актерскому мастерству будут те, кто сам умеет играть. Потому что актерское и режиссерское мастерство – это не лекции, а, скорее, собственные примеры, вдохновение, через которые можно постичь тайны нашего искусства. Необходимо не загубить магистратуру и восстановить в полном объеме все формы послевузовского образования, которые, по проекту, могут отойти университетам. Надеюсь, что разум и трезвая оценка всех обстоятельств возобладают.

«Убийственным» называют новой проект педагоги РАТИ (ГИТИС) – главного театрального вуза страны. Вопреки распространенному поверью о молнии, которая не бьет дважды в одно и то же место, РАТИ (ГИТИС) последние годы только и успевает отбиваться от разрушительных наскоков. То снимут ректора по обвинению в финансовых злоупотреблениях. То назначат на это место фигуру столь одиозную, что в РАТИ начнется забастовка. Только отобьются от нежеланного навязанного руководителя – новая беда. Причем масштабы этой беды таковы, что грозят разрушением самого статуса нашего головного театрального вуза и больно ударят по всей системе театрального образования. Российская академия театрального искусства, которую все ее выпускники предпочитают называть по старинке – ГИТИС, может быть приравнена по статусу к профтехучилищу. Дело в том, что, оформляя на заре перестройки переименование государственного театрального института в академию, тогдашнее руководство не довело дело до конца и не оформилось как университет. Имя ГИТИС носит гордое – Российская академия, а по своему статусу является рядовым театральным институтом. По нынешнему положению учебные заведения в статусе института не имеют права иметь аспирантов и собственный ученый совет. Не имеют права разрабатывать учебные пособия и методическую литературу. И главное, не имеют права обучать преподавательские кадры. Годы и десятилетия именно здесь готовились методические пособия и писались театральные учебники, по которым потом обучались и до сих пор обучаются студенты всех остальных театральных вузов. Именно здесь на ученом совете защищались кандидатские и докторские по истории русского и зарубежного театра, по творческим дисциплинам. Годы и десятилетия педагоги по специальным дисциплинам готовились именно в ГИТИСе. Если будут приняты рекомендации Минобразования по творческим вузам, то это будет означать не только потерю главного учебного театрального флагмана, но разрушение всей сложившейся системы театрального образования. ГИТИС существует уже 134-й сезон. Здесь Немирович-Данченко воспитал первую группу актеров, составивших славу МХТ. Здесь учился, а потом ставил спектакли Мейерхольд. Отсюда вышел Собинов, имя которого долго носил этот переулок. И всего этого мы можем лишиться по этому новому закону.

На январском заседании было достигнуто соглашение о поправках в готовящийся законопроект «Об образовании в Российской Федерации». Министр культуры Александр Авдеев сообщил газете Коммерсант (№ 10/П (4551) от 24.01.2011 ) «Образованию придают художественную форму»:
«Большое спасибо за то, что по 18 специальностям освободили нас от Болонского процесса. Но у нас есть и другие специальности, которые надо сохранить. Нам нельзя уподобляться странам, где исчезла театральная и художественная школы».
Заместитель министра образования Иван Лобанов его успокоил, отметив, что от типологии творческих вузов, возможно, откажутся, оставив им право на прежнее название. Кроме того, после окончания творческого вуза его выпускник — балерина, певец, актер — сможет продолжить обучение в качестве ассистента-стажера своего мастера, то есть в «творческой аспирантуре», как назвал этот новый институт министр Авдеев. Чтобы сохранить сложившуюся традицию творческого образования, средним учебным заведениям обещали присвоить статус «учреждений интегрированного образования в области искусства«: они получат право отбора талантливых детей для обучения по специальным программам.
Чиновники обещали позаботиться не только о детях, но и об их преподавателях.

Однако, несмотря на консенсус, достигнутый между творческими работниками и чиновниками, нашлись те, кому уровень дискуссии все равно показался заниженным. «Раньше олицетворением нашей страны был мальчик со скрипкой, как в фильме Тарковского, а сегодня лицо нашей страны — футбольный фанат, с ним беседует премьер-министр»,— произнес в своем выступлении главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей, пояснив, что имеет в виду имидж художественного образования в глазах общества.

Обсуждение закончилось – выполнение обещаний под вопросом

Вскоре после завершения обсуждения проекта Закона на сайте в Интернете – 7 февраля — в Госдуме прошли парламентские слушания, по поводу скандальной ситуации вокруг статуса художественного образования в законе «Об образовании». Почти четыре часа представители Минкульта, Минобрнауки, руководители художественных училищ и вузов и несколько депутатов обсуждали их статус и роль в сохранении российской культуры.
После слушаний деятели культуры по-прежнему опасаются, что новый закон «Об образовании» может лишить художественные училища и вузы особого статуса и тем самым развалить существующую систему подготовки музыкантов и танцоров.
7 февраля, уже после слушаний, министр культуры Александр Авдеев заявил, что пока у него нет уверенности в том, что вопрос с приданием особого статуса художественному образованию будет решен положительно. «Пока не будет подписи президента, об этом будет рано говорить», – заявил он.
В тот же день, в интервью GZT.RU, Цискаридзе заявил, что чиновники «просто не понимают специфики художественного образования и хотят все усреднить». Кроме того, через советника президента РФ по культуре Юрия Лаптева Цискаридзе передал Дмитрию Медведеву письмо, в котором рассказал обо всех особенностях художественного образования и его отличии от школьного. В своем послании солист Большого театра попросил президента сохранить систему, которая позволяет детям получать диплом о среднем образовании без отрыва от балетного станка и скрипки.

18 февраля прошел Видеомост по вопросам творческого образования Москва-С-Петербург- Томск.

У представителей творческих вузов вызывает недоумение еще и то, почему в законопроекте появился пункт о втором платном образовании для творческих специальностей. Эксперты полагают, что в отношении творческих людей эта практика не может быть применена. Например, архитектор по первому образованию Владимир Хотиненко тягу к кино у себя обнаружил уже в сознательном возрасте и пошел учиться на высшие режиссерские курсы. Тогда будущему мэтру и автору «Зеркала для героя» и «Мусульманина» за это еще не надо было платить. А сегодня режиссер признается, что если бы ему предложили тогда заплатить за учебу, он вряд ли бы нашел такую возможность. «Таким образом, не было бы такого режиссера, как Хотиненко», — заявил он. По этой же причине не стали бы сегодня режиссерами и Глеб Панфилов, и Марлен Хуциев, и многие другие.
По словам ректора петербургской академии художеств имени Репина Семена Михайловского, в такие профессии, как театральный режиссер, дирижер симфонического оркестра, композитор обычно приходят зрелые люди, у которых дар может открыться и в тридцать, и в сорок, и в пятьдесят лет. И ставить перед талантливыми людьми подобные материальные барьеры — значит обкрадывать нашу культуру, потому что вряд ли они готовы будут выложить за дополнительное образование те суммы, которые сегодня требуют вузы. «Почему бы в законе не прописать специальным пунктом, что государство гарантирует талантам возможность такого обучения”, — говорит он.

Эксперты утверждают, что этот законопроект делает и еще одно «страшное» дело — он еще больше толкает талантливую молодежь к тому, чтобы она эмигрировала на запад, где для творческих людей создаются более благоприятные возможности и для учебы, и для творчества.

Когда закончились праздники, сопротивление и творческих людей возобновилось:
Российские деятели культуры написали открытое письмо в защиту творческого образования президенту России Дмитрию Медведеву. Текст письма, адресованного также премьер-министру Владимиру Путину, Минкульту, Общественной палате, Генпрокуратуре и Следственному комитету РФ, был опубликован на портале «Аргументы недели» 9 марта.

«Учебные заведения творческой направленности на грани гибели», — говорится в письме с уточнением, что причиной этого стала «вопиющая некомпетентность» Минобразования. В частности, авторы письма критикуют систему, при которой в художественные вузы принимают по итогам Единого экзамена. Из-за этого, говорится в письме, «музыкальные вузы ежегодно теряют десятки способных абитуриентов».
«Каждую весну и осень приходит пора волноваться многочисленным музыкальным театрам страны. Артистов балета и музыкантов могут в любой момент забрать в армию, так как отсрочка для них отменена», — продолжают авторы. Также они выражают недовольство тем, что детские школы искусств фактически лишены финансирования, а художественные вузы с недавнего времени вынуждены самостоятельно оплачивать коммунальные услуги.
В связи с этим авторы письма требуют передать контроль над художественными вузами от Минобразования к Минкульту; «категорически запретить Министерству образования и науки вмешиваться в учебный процесс»; «обеспечить творческим учебным заведениям достойное финансирование» и «навести порядок в оплате труда сотрудников учебных заведений творческой направленности».
Под письмом подписались дирижер Владимир Спиваков, пианист, профессор Московской консерватории Николай Петров, худрук МХТ имени Чехова Олег Табаков,  председатель Союза композиторов России Владислав Казенин, Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ, кинорежиссер; Дмитрий БЕРТМАН, художественный руководитель театра Геликон-опера, заведующий кафедрой музыкального театра РАТИ, народный артист России, профессор; Андрей МАКСИМОВ, писатель, академик Российской академии телевидения, руководитель курса Московского института телевидения и радио «Останкино».

Идет сбор подписей: «Поднимемся всей мощью российской интеллигенции на борьбу с варварством Министерства образования и науки!» — призывают авторы письма.

«Новые законопроекты позволят сохранить уникальную систему художественного образования в России».
Таким образом глава думского комитета по культуре Григорий Ивлиев уже 10 марта прокомментировал открытое письмо деятелей культуры с призывом запретить Минобрнауки вмешиваться в образовательный процесс и переподчинить художественные образовательные учреждения Минкультуры.
В комментарии Ивлиева, поступившем в GZT.RU, говорится, что к концу марта намечено первое чтение двух законопроектов, которые направлены «на закрепление правового статуса детских школ искусств и учреждений среднего профессионального образования в сфере культуры и искусства».

Реклама

Entry filed under: Обзоры, Образование. Tags: , .

Бизнес-анализ Сангвис ИТ Пеликан Работа с донорами Сангвис 1995-1996г. Поездка в Гонконг и Японию

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Trackback this post  |  Subscribe to the comments via RSS Feed


Подписка на новости сайта

Подпишитесь на новости сайта (RSS)

RSS

Архивы

Рубрики

Главные книги аналитика

Современные методы описания функциональных требований к системам | Алистер Коберн
 Разработка требований к программному обеспечению |Карл И. Вигерс, Джой Битти

Требования для программного обеспечения: рекомендации по сбору и документированию |Илья Корнипаев
Анализ требований к автоматизированным информационным системам | Юрий Маглинец
Пользовательские истории. Гибкая разработка программного обеспечения |Майк Кон


%d такие блоггеры, как: