Год 1994 ноябрь. Сан-Диего. Конгресс AABB

10.11.2010 at 19:04 1 комментарий

Наверное это было самое главное событие года. Участие в заседании ISBT WP ADP (примерно так — комитет международной организации трансфузиологов по автоматизации и обработке данных).  Превый раз я была на заседании этого комитете в июле 1994г в Амстердаме с Азиным А.Л.  И нам предложили подготовить сообщение на следующем заседании ISBT WP ADP в Сан-Диего Калифорния США — в 2 дня предшествующие конгрессу  AABB (Американской ассоциации банков крови).

Подробнее о Комитете есть в статье Клайва Хохбергера.

Подготовка подошла к концу: программа печати этикеток и первый вариант технологии с использованием этикетировки «он-деманд» готовы и работают, доклад на английском написан и напечатан (а еще к нему вместо нынешних слайдов – прозрачки. Это те же картинки с компьютера печатаются на специальной плотной прозрачной бумаге, а потом во время доклада воспроизводятся на большом экране через специальный аппарат – ну чем не диафильмы. Правда каждую картинку надо было руками положить). Ну и визы получены.

Организационную поддержку этой поездки оказал Дельрус. В это время у Дельруса был филиал в Лос-Анджелесе (вот так! Позже – во многих городах России и СНГ, в том числе в Москве. Но главный офис – в Екатеринбурге). И получилось полезно и для Сангвиса, и для Дельруса сделать эту поездку совместной. Магадеев был включен в группу, которая ехала на конгресс от Сангвиса (Нижечик и Грин), а просто представителю торговой фирмы попасть что на конгресс ISBT (международной организации трансфузиологов), что на конгресс AABB  было очень не просто (из России тогда наверное и невозможно). А тамошние ребята от Дельруса обеспечили нас машиной, встречали-провожали, возили, ну и языковая поддержка. Вообщем, остались друг другом довольны. Но обо всем по порядку.

Накануне вылета пришло сообщение: в Калифорнии, где всегда мягкое лето и +25, изменилась погода. Посоветовали «даме взять с собой плащ – у нас прохладно». Пришлось в последнюю минуту перетрясти чемодан, часть летних вещей заменить на более теплые.

Первый перелет – в Москву. Тут ничего особенного или интересного не было. Летели мы с Нижечиком, Юлай присоединился в Москве.

И тут началось. К самолету Москва – Лос-Анджелес мы ехали в Шереметьево 1 по времени впритык и практически опоздали на регистрацию. Включив двойное обаяние, мужчины уговорили девушек, что мы еще успеваем и надо нас зарегистрировать (мужчины были правы – рейс был задержан на несколько часов). Но вещи наши забрали в багаж, когда уже все остальные увезли в самолет. И нам это отыгралось! Но мы довольны – успели, пьем кофе, ждем посадки.

И вскоре нас в самолет загрузили. Это был самый большой самолет, на котором мне приходилось летать – ИЛ даже не 86, а 96 (тогда говорили, что их всего несколько штук было) , народу около 300 человек, а мы летим – в бизнес-классе! Здорово конечно – лететь-то долго. Но вот наконец всех усадили, мы приготовились изучить преимущества бизнес-класса, но…. Не летим…И не летели мы долго (часа не то 3, не то 4). Сообщили, что самолет обледенел и его чистят для взлета. А пока не летим – ничего и не происходит – не обслуживают практически, и духота.

 Но наконец полетели. Тогда уже и пить-есть стали в бизнес-классе носить почти без останоки. Но все-таки 11 часов полета (еще после сидения в самолете) – это долго и тяжело. Посадка была одна и уже в США – в Сиетле.

Рано или поздно долетели до Лос-Анджелеса. Нас встречают двое предстаителей тамошнего Дельруса. Но ждать им пришлось долго. Идем получать вещи – нет наших чемоданов. Ну нет – и все. Покрутившись в зоне прилета мы проходим таможню и паспортный контроль без вещей, пишем заявление на поиск – и ждем.

Что очень плохо: доклад, с которым мы приехали, я должна сделать на заседании комитета … уже завтра утром. Это в Сан-Диего. На дворе уже поздний вечер, мы еще в Лос-Анджелесе, и не известно когда выедем. И самое плохое – распечатка доклада, прозрачки, образцы этикеток – все это у меня в чемодане, в потерявшемся багаже. Ой как меня Магадеев ругал: «ваши тряпки никому не нужны, здесь все что надо можно даже ночью купить. А доклад как можно было оставить в багаже!!!» Правда без мата – все знали, что я этого сильно не люблю, а выступать хоть как мне.

Но все-таки обошлось. Часа наверное два прошло, и приехали наши чемоданы (из-за того, что мы поздно проходили регистрацию, наш багаж попал в какой-то другой отсек или лифт – вообщем не на нужное место). Так как мы уже таможню прошли, наши вещи подвергли тщательному таможенному досмотру. В результате в чемоданах страшный беспорядок вплоть до того, что вскрыта коробка шоколадных конфет – ленточки разорваны, конфеты валяются. Но это уже все мелочи жизни. Зато доклад и все что к нему — в полной сохранности. Наконец-то мы выходим к уже замучившимся ждать встречающим и машиной отправлемся в Сан-Диего. В гостиницу нас поселили быстро, поспать удалось часа 2-3, и отправляемся «на дело».

Здесь уже все пошло нормально. Всех (или почти всех) членов комитета я вижу уже второй раз (первый раз в Амстердаме), и теперь я их уже вижу – различаю лица, кто откуда, как говорят на английском, и даже слышу – начинаю понимать о чем люди говорят. Потом делаю свое сообщение. Мне не очень страшно, потому что Марина из Дельруса – а она преподаватель английского из Риги – рядом со мной на подстраховке. Помогает переводить вопросы, переводит в моих ответах то, что я сходу не могу сказать на английском. Вообщем, все проходит не плохо. Да и не так важно, что и как я говорю – я показываю настоящие этикетки и фотографии, из которых ясно, что они и правда настоящие – используются.

И вот – мы первые, внедрившие стандарт ISBT 128 в мире, получили свой № 1 в России (номера внутри стран присваиваются), а люди из Комитета смотрят на нас с большим удивлением. Все-таки мы тогда для американцев были не просто очень далеким нечто, они никак не допускали, что в России можно что-то хорошее сделать, находясь там (что есть люди, которые могут хорошо работать, уехав из России – это они уже тогда понимали).

У меня появились даже друзья. Вот этот шотландский доктор из Эдинбурга – Майкл. Мы с ним поздравляли друг друга с рождеством до моего ухода из службы крови – 2002 года, частенько общались на последующих заседаниях WP ADP ISBT.

Из России снова был Сергей Куликов, но через некоторое время случилось так (я думаю, что благодаря энергичности и настойчивости Нижечика Ю.С.), что именно я, а не Куликов,  стала официальным представителем России в этом Комитете.

Моя главная задача в этой поездке уже была выполнена. Но для команды впереди еще было много всего:

 1. Сам конгресс AABB. Совершенно необычная, торжественая церемония открытия, практически никого из России(как-то не принято было на этот конгресс ездить). Много заседаний, которые мы посещали мало: Ю.С. совсем не знал английского, Магадеев и я не были медиками службы крови, для которых были практически все доклады.

2. Но не подумайте, что мы развлекались все дни конгресса. Мы туда приехали не для этого. Главной совместной целью Нижечика и Магадеева была Выставка. Мы зашли туда как только она открылась – в первый день, и вышли в последний день за 10 минут до закрытия. Юрий Соломонович изучал все, что было выставлено – ему впервые предоставилась такая возможность, и он ее не упустил. Он разглядывал проспекты, потом изучал выставленные образцы, потом, через переводчика правда,  допрашивал людей на выставке по самым мелким деталям использования оборудования. Много говорилось о ценах и условиях поставки – тут конечно первую скрипку играл Юлай Магадеев. По ходу выставки они вместе составляли план закупок оборудования и расходных материалов для опробования и изучения возможности применения в Российской службе крови. Так как все это делалось очень вдумчиво и не быстро, то для того, чтобы изучить всю выставку им как раз и понадобились все дни работы этой выставки.

И мне удалось кое-что увидеть вживую – демонстрировалось несколько информационных систем. Еще мы купили довольно много книг и журналов – в расчете на то, что у нас уже есть несколько человек, хорошо читающих на английском.

3. Мы побыали на  экскурсии в Банке крови г. Сан-Диего. Мы увидели много нового и необычного для себя. Например, то, что персонал, работающий с донорами, не одет по-медицински в белые халаты. Объяснили, что это сделано специально — сдача крови не должна вызывать анологию с больницей. Или маленькие подарочки для доноров (деньги доноры не получают). И еще множество мелких нюансов. И в первый раз я увидела технологию этикетирования когда марки со штрихкодами есть, но этикетка собирается из отдельных марок «вручную». И сильно порадовалась, что мы пропустили этот этап развития.  

 4. Для нас организовали встречу с представителями комиссии AABB по международным делам. Она была не слишком долгая, но вполне результативная. Был установлен контакт, через некоторое время Нижечик Ю.С. был принят в члены AABB, и в 1996 году к нам в Сангвис приезжал эксперт AABB, который изучил наши технологии, составил экспертный отчет, представил его в AABB (не знаю – кому именно и что потом с ним было, но для нас это было значимо). Думаю, что если бы все не рухнуло в 2000 году, то сотрудничество с  AABB сыграло бы еще важную роль в развитии Сангвиса.

 5. Мы (здесь уже больше мы составляли фон для Магадеева) встречались с представителями различных фирм, торгующих оборудованием. Это были такие «спонсорские» обеды или ужины, на которых Юлай был покупателем (потом он в России научился делать различные спонсорские мероприятия для своих покупателей). Но была одна встреча, где ключевой фигурой был Нижечик. Фирма, производящая центрифуги (если я не путаю, то Дюпон), выставлялась на конгрессе, и там были ее представители, но для встречи с нами специально прилетел специалист из Лондона. На этих встречах фактически решалось, что из оборудования будет завозить и предлагать российской службе крови Дельрус. Фирмы-поставщики оборудования уже с Дельрусом были знакомы и возможные объемы поставок в Россию представляли. А Нижечик был главным экспертом Дельруса. В Мариотт отеле в ресторане, где подавали десерт, который готовили на выносном столике рядом с нашим столом, там что-то поджигали и проявляли чудеса кулинарного искусства, мы обсуждали возможно ли сделать центрифуги с встроенными устройствами для считывания штрихкодов с пакетов, и как потом передать эту информацию в компьютер. Тогда такого еще не было (думаю, что сейчас уже есть), мы записывались в первые покупатели.

Вот такая была рабочая программа. Жили мы в отеле Holiday Inn, на каком-то высоком этаже – окна выходили прямо на океан. Завтракали тут же в отеле. Практически весь день работали, перебивались чаем-кофем. Когда возвращались в отель, мужчины первым делом переоблачались в джинсы и мы, обычно вместе с американскими сотрудниками Магадеева, на их машине отправлялись куда-то – элементарно поесть. Выбирали разные рыбные рестораны. Обсуждали итоги дня, мечтали о том, что мы все вместе еще закупим и сделаем.

Один вечер – на конгрессе был банкет, и мы его тоже посетили. Было интересно, совсем не так как в Амстердаме. Здесь все чинно сидели за столами, ели-пили и изредка что-то смотрели (там было что-то типа шведских столов, расставленных в огромном зале, и различных развлекательных зон. Все перемещались, встречались, расходились, танцевали).

 Один день был освобожден для развлекательной программы: мы посетили такое место: «Мир моря». А там посетили шоу китов, представление дельфинов и просто побродили по красивейшему месту.

И вот – конгресс закончился. Едем в Лос-анджелес. Там у нас ночевка и примерно полдня свободного времени. Остановились в помещении, которое у тамошнего Дельруса было и офисом, и гостевой квартирой. Утром отправились по магазинам (в Сан-Диего удалось только одним глазом заглянуть в «лавки»). Закупились – как теперь принято говорить. Пообедали в МакДональсе. Для меня это был первый в жизни обед в Макдональсе. В Москве тогда еще очереди стояли, и в редкие приезды я была не готова в них стоять ради этого эксперимента, в Екатеринбурге – еще не было, вот сходила первый раз в Лос-анджелесе. Ужасно не понравилось – все что мы там ели и пили. (Второй раз была в Тель-авиве в 1996г. Тоже не понравилось. С тех пор не хожу – нигде). Но в этот день мы туда  шли чтобы просто быстренько перекусить. Уже надо было спешить на самолет.

Этот день тоже не был для нас удачным. Мы (как часто бывало в поездках с Юлаем) не очень хорошо рассчитали время на дорогу в аэропорт, долго прокопались со сборами, да еще были какие-то срочные покупки.  Наш главный «водитель» — Стэн Гузовский – улетел в Бостон, а нас повезла в аэропорт Марина, которая в этом громадном «городе для самолетов» ориентировалась не очень здорово. Терминал Аэрофлота находился в таком месте, что и более опытный водитель нашел бы не быстро. В результате – на сей раз мы не почти опоздали, а опоздали на регистрацию на рейс. Когда это стало очевидным, Юлай меня успокаивал – «переживать не о чем: билеты есть – перебронируем, жилье в Лос-анджелесе есть, деньги на жизнь на неделю беру на себя, семье позвоним, и полетим через неделю» (рейс этот был 2 раза в неделю, следующий – через 5 дней).

Но все оказалось еще интереснее. Когда мы все-таки добрались до места регистрации, нас зарегистрировали и приняли багаж без всяких проблем – самолет задерживался в Москве на 14 часов (а мы-то всего на полчаса опоздали). И мы поехали обратно в город. Марина повезла нас по знаменитым местам: мы увидели Голливуд, аллею звезд(славы), и задержались в Беверли-Хиллз. Был уже довольно поздний вечер, почти все магазины не работали, но какие-то сувенирные, дорогие были открыты. Так что и такое мы тоже посмотрели, и я даже купила себе часы, такие о которых мечтала, и которые обращали на себя внимание на моей руке много лет (а они были не такие уж дорогие – не с бриллиантами, а с фианитами). Напоследок – снова рыбный ресторан, но в фешенебельном районе. А мы одеты по-дорожному, поэтому усаживаемся на улице, рядом с нашим столом сразу зажигают специальный фонарь-обогреватель. Вокруг светятся огоньки, украшающие деревья и все вокруг – город уже одет к Рождеству. После ужина мы снова отправляемся в аэропорт.

Больше уже сюрпризов не было: регистрация, посадка, полет. В обратном полете мои мужчины расслабились – они выпили в нашем бизнес-классе весь коньяк, который могли предложить стюардессы, потом еще какой-то алкоголь и уложились на несколько часов. Я спала плохо, но тем не менее, дорога домой всегда проще и короче. Последний запомнившийся момент – не трезвый еще Юрий Соломонович, в ожидании багажа, прилег на багажную ленту с возгласом: «Родина, я вернулся!». В этом возгласе было столько радости! Была такая фотография, но я ее пока не нашла.

Общее мое резюме было: поездка хорошая и интересная, но больше я в США не езжу. И не ездила. 

Реклама

Entry filed under: Мемуары Сангвис.

Профессиональные стандарты – Профессиональные регламенты- Квалификации? Профессиональные стандарты — Квалификации? Итого

1 комментарий Add your own

  • 1. Евгения Демидова  |  10.11.2010 в 21:02

    Ух, ты, какой отчет шикарный! Я так, в комплексе, о поездке этой не слышала. Ну и зря ты больше в Америку не ездила! Далеко, конечно, но страна-то какая!
    И вы с Нижечиком такие все-таки молодцы! Так Россию «подняли» в глазах заграницы!
    Руководству здравоохранения с вас бы пылинки сдувать, деньги в вас вкладывать, как знамя вперед выдвигать….
    Идиоты, что говорить…. как станет понятно ближе к нашему времени в твоих мемуарах!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Trackback this post  |  Subscribe to the comments via RSS Feed


Подписка на новости сайта

Подпишитесь на новости сайта (RSS)

RSS

Архивы

Рубрики

Главные книги аналитика

Современные методы описания функциональных требований к системам | Алистер Коберн
 Разработка требований к программному обеспечению |Карл И. Вигерс, Джой Битти

Требования для программного обеспечения: рекомендации по сбору и документированию |Илья Корнипаев
Анализ требований к автоматизированным информационным системам | Юрий Маглинец
Пользовательские истории. Гибкая разработка программного обеспечения |Майк Кон


%d такие блоггеры, как: