Реформа Высшего образования

26.06.2010 at 09:40 3 комментария

                             Статья подготовлена в развите темы профессиональных ИТ стандартов, объединяющий пост Профессиональные ИТ стандарты – продолжение темы и не только

Начало цикла статей О профессиональных стандартах в области ИТ

Начнем с дней сегодняшних

Еще свежи впечатления участников и интересующихся от «Петербургского международного экономическего форума-2010». Прошел 17-19 июня.

Проблемам образования было уделено много места. Так прошла Панельная сессия в рамках тематики «Россия — сегодня и завтра»: « ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ: СМОЖЕТ ЛИ РОССИЙСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ СТАТЬ ГЛОБАЛЬНО КОНКУРЕНТОСПОСОБНЫМ?»

Как и все на этом форумеобразование рассматривалось в контексте «стратегии экономической модернизации, построенной на базе инноваций и наукоемких отраслей» и определено как ключевой элемент этой стратегии.

 Система высшего образования в России в первую очередь будет призвана готовить технологов, ученых, инженеров и руководителей, которые будут конкурентоспособны на международном уровне.

По итогам Форума, отвечая на вопрос «Какие глобальные вызовы ждут российскую систему образования в 10-летней перспективе?» министр образования Фурсенко А.А. сформулировал 4 проблемы:

  • «один из ключевых вызовов –демографический. По самым оптимистичным прогнозам, за ближайшие три года количество студентов сократится почти на 2 миллиона. Демографический спад в системе образования продлится до 2020 года.
  • коренное изменение требований к образованию. Мы немножко этот рывок потеряли и нам надо и догонять, и обгонять другие страны.
  • качество преподавания. Мы нуждаемся в новом формате преподавателей. Это должен быть не только учитель с большой буквы, это должен быть исследователь, человек, который востребован в любом университете, а не только в своем. Для этого нужна психологическая готовность преподавателей оказаться  в этом конкурентном пространстве. Университет должен создавать условия, при которых быть хорошим преподавателем было бы выгодно. Вуз – это высшая школа, которая конкурентоспособна в  научной  среде.
  • работа на заказ завтрашнего дня. Это разработка стратегии не своего процесса преподавания, а стратегия, основанная на спросе на специальности и профессии. Это то, чего не хватает высшей школе, и быстро это не поменяется

 Перелом 90-х

Все реформы, и все что сейчас происходит в Росси вообще, уходит назад (ну не корнями, наверное, корни еще дальше и глубже), к 1991 году.

Сейчас об этом уже мало говорят, а в то время очень много говорили – Указ Ельцина Б.Н  (первого президента РФ) N 1 от 11 июля 1991 г.  назывался  «О первоочередных мерах по развитию образования в РСФСР». И там уже были и разные формы собственности, и налоговые льготы, и комплексная программа развития (тогда «Дети России» называлась), и зарплаты и стипендии, и зарубежные стажировки, и даже практически «подушевое финансирование» — «комплекс гарантированных государством нормативов на обучение и содержание одного учащегося, воспитанника, студента для различных типов образовательных учреждений», и газета и журнал. А весь-то Указ – на 2 странички.

Правда некоторые свидетели тех событий  пишут, что этот Указ был изначально политическим,  и не более того. Но я все же  думаю, что вот с этого момента сегодняшние реформы образования и начались. Как и многое другое в те годы, Указ об образовании отражал благие намерения власти и внушал огромные надежды на прекрасное будущее.

И именно на основе этого Указа был разработан и принят в 1992г  «Закон РФ об образовании»(от 10 июля 1992 года N 3266-1, который,кстати,  до сих пор действует, хотя и в сильно измененном многочисленными поправками виде).

Но очень скорое настоящее тех лет показало, что, как обычно, благими намерениями вымощена дорога известно куда…

Принятие в 1992 г.этого  Закона об образовании случилось не вдруг, а стало итогом начатых в середине 1980-х гг. дискуссий о необходимости демократизации высшей школы.

Придется еще немного отступить назад

Основы современной системы высшего образования были заложены в советский период, некоторые специалисты, например проф Э. Днепров,

Эдуард Дмитриевич Днепров (р. 1936) — российский педагог, академик Российской академии образования, в 1988–1989 годах руководитель временного научно-исследовательского коллектива «Школа» при Гособразовании СССР, разрабатывающего концепцию  реформы образования; в 1990–1992 году первый избранный министр образования России, впоследствии директор Федерального института планирования образования, профессор Государственного университета Высшая школа экономики

говорят, что еще в 30-е годы. Формирование системы было неразрывно связано с курсом на ускоренную индустриализацию страны. Система высшего образования была  одним из механизмов, обеспечивающих экономическое развитие  и  являлась таким же объектом для планового управления и регулирования, как и другие отрасли.

И точно так же, как и остальные части плановой экономики, система высшего образования складывалась в результате достаточно протяженного во времени процесса проб и ошибок. Результатом стал слаженный и сбалансированный механизм, который удовлетворял не  только  требования плановой экономики, но и были стимулы для учебы для людей, и возможности для отбора наиболее достойных кандидатов. Развитие высшего образования в СССР стало одним из несомненных успехов «командно-административной системы».

Вопреки распространенным сегодня представлениям:

—  принципы этой системы подразумевали не только жесткое выполнение заданных директив, но и децентрализацию принятия конкретных решений в рамках их выполнения,

— «занавес» по отношению к Западу был, но это не была «колючая проволка»- то есть информация о том, как учат на Западе была доступна педагогической науке, книги и журналы в библиотеки поступали, и даже поездки «по обмену опытом», пусть не очень многочисленные, но были.

Штатно-окладная система оплаты труда позволяла сохранять известную степень гибкости при формировании  состава преподавателей. Элементы контроля обеспечивала также система званий и ученых степеней профессорско-преподавательского состава. Были и стимулы для карьерного роста, поэтому вхождение в  ряды педагогов по завершении образования было достаточно привлекательной перспективой. Причины этой престижности профессии преподавателя ВУЗа были и  в уровне оплаты труда — те, кто получал звания доцента и профессора имели заработную плату существенно выше среднего уровня ,  и в социальном статусе профессии, связанной с ней стабильности, возможности остаться после распределения в центральных городах и т. д.

Уже в 1970-е гг. в условиях замедления темпов экономического роста и сложившегося в общих чертах «городского общества» советское высшее образование, как и другие отрасли экономики, начало сталкиваться с серьезными проблемами.

Вся сфера услуг  (и  сфера производства потребительских товаров) не могла «угнаться» за резко возросшим спросом со стороны населения на типичные «городские» услуги. Спрос на высшее образование среди них играл немаловажную роль и часто был связан именно со стремлением закрепиться в городской жизни. В этот период высшее образование из элитного быстро превращается в массовое, и это было одним из результатов государственной политики, проводившейся с первых лет Советской власти.

Но потребности государства в высшем образовании как в отрасли плановой экономики стали все больше расходиться с потребностями общества в высшем образовании как в институте. Оборотной стороной массовости образования стала четкая, пусть и неформальная, сегментация вузов, факультетов, специальностей на более или менее престижные.

Именно через снижение реальной востребованности выпускников системы профессионального образования стал проявлять себя общий структурный кризис экономики. Уже в этот период четко прослеживалась тенденция к работе выпускников вузов не по полученной специальности: по данным исследования одного промышленного предприятия, проведенного Госкомстатом СССР, не по специальности работало 40% работников с высшим образованием.

«Лихие 90-е» и для образования были лихими

То есть, к  началу рыночных реформ в  стране система образования пришла со значительным негативным  потенциалом, накопленным  к концу советского периода. Потребность в изменениях  зрела внутри этой системы задолго до начала «глобальных реформ» экономики. В январе 1992 с либерализации цен начались экономические реформы, имевшие целью введение принципов рыночной экономики, которые  принесли противоречивые результаты. С одной стороны, появился рынок сырья, товаров и ценных бумаг, возникли и начали развиваться банковская и биржевая системы. С другой стороны, произошел резкий спад производства во всех секторах экономики, резко выросли цены на товары и услуги, уровень жизни населения значительно снизился.

Образование оказалось в состоянии острого внутреннего кризиса, вызванного как всем клубком предшествующих проблем, так и резким ухудшением (а в ряде случаев едва ли не полным прекращением) финансирования, уходом из профессии большого количества преподавателей (особенно младшего и среднего возраста), крахом общенациональных и региональных профессиональных связей. Резко снизился престиж профессии. В то же время общее число преподавателей стабильно возрастало с начала 1990-х гг. Увеличилось и число учебных заведений, как государственных, так и негосударственных. Как можно объяснить этот кажущийся парадокс? Непосредственным фактором количественного роста системы можно считать приток абитуриентов из поколения советского бума рождаемости, приходящегося приблизительно на середину 1970-х — конец 1980-х гг. Кроме того, высшее образование сразу же после окончания школы продолжает рассматриваться как ценность само по себе.  И довольно долго это  подкреплялось еще и осознанием «дефицитности» доступа к высшему образованию.  Дефицит же способствует развитию рынка.

Именно складывание рынка высшего образования  и определило  специфику развития системы с начала 1990-х гг. Этот процесс  шел путем приспособления системы к новым условиям без фундаментальной перестройки ее основ и содержания.

На  ход этого процеса существенно повлияли изменения в характере государственного регулирования и в объемах финансирования. Был взят курс на создание более гибких инструментов контроля, например, посредством механизма государственной аккредитации вузов, на повышение автономности образовательных учреждений и рост влияния на образовательный процесс со стороны образовательного сообщества.

Модель высшего образования, которая существует у нас еще с давних времен, принято называть «континентальной», и до недавнего времени ее адептами была большая часть европейских вузов. Ключевые признаки: монолитные пятилетние программы, контроль государства над большей частью вузов, слабая вовлеченность системы образования в рынок. «Континентальной» противостоит «американская» модель: гибкие двухуровневые программы, жестокая конкуренция, невысокое присутствие государства. Тенденция в мире такова, что как раз в 90-е годы «американская» модель планомерно вытесняла «континентальную.

Законом Российской Федерации «Об образовании» в 1992 году предложил ВУЗам самим выбирать модель,  была введена подготовка бакалавров и магистров.  13.03.92 за № 13 вышло постановление Комитета по высшей школе Министерства науки и технической политики РФ, которым впервые введена многоуровневая система образования в вузах России. С. Комков (о нем чуть позже) характеризует так: «Начался процесс постепенного вытравливания традиционной классической системы фундаментального образования и замены её на «порочную» американскую прикладную систему».  Законом также  введен «Государственный образовательный стандарт как документ, регламентирующий формирование основных образовательных программ».   Стандарты первого поколения разрабатывались для программ подготовки бакалавра и специалиста, подготовка магистров регламентировалась Положением о магистратуре без разработки государственных образовательных стандартов.

Значительно позже(в 1999г), но все же появился еще один важный документ: «Методические рекомендации по сопряжению направлений подготовки бакалавров и магистров с традиционными специальностями высшего профессионального образования».

Закон 1992г принес «свободу», и очень многие ВУЗы не приминули этой свободой воспользоваться.

Случай из жизни

Мой сын поступил в Уральский государственный университет в 1990г. И именно их курс стал первым, где студентам предложили – строго добровольно – выбрать один из вариантов обучения:  бакалавриат и на этом завершение образования, или бакалавриат с последующим поступлением в магистратуру, или продолжение обучения по действующей 5-летней программе.

Не знаю, были ли желающие стать математиками- бакалаврами тогда, но в магистратуру записались многие, а вот мой сын не захотел (он уже тогда определился, что хочет быть программистом) и продолжал обучение из расчета 5 летней подготовки. 

Начало его учебы в Университете пришлось на начало «революционных» 90-х, и было много разговоров, что вот-вот отменят призыв в армию офицеров, прошедших подготовку на военной кафедре в вузе. И уповая на эти слухи, мой сын добровольно (а надо сказать, что тогда все было действительно добровольно) записался на военную кафедру и стал офицером. Но вот когда на дворе оказался 5 курс и 1995год, то ситуация сильно изменилась, и угроза призыва в армию, пусть и офицером, нависла очень реально.

И решил мой сын «спрятаться» в очную аспирантуру (для очных аспирантов тогда тоже была отсрочка, а кстати, правила освобождения от призыва кандидатов наук, не было). И эту задачу – поступление в аспирантуру – оказалось очень просто решить. Сын учился хорошо, но особенно в Университете не светился как будущий ученый, так как с 1-го курса работал программистом и к 5 курсу был уже и опытным, и востребованным. А в тот год претендентов в аспирантуру практически не было – толковые ребята с прицелом на науку ушли в магистратуру, и им еще год надо было учиться там, а уж потом в аспирантуру. Так мой сын стал аспирантом (правда ученым так и не стал – не хотел), но еще 3 года отсрочки от армии получил.

В начале 90-х годов произошло резкое уменьшение объемов государственного финансирования ВУЗов, и возникшие  проблемы как с уровнем заработной платы, так и с ее большими задержками вызвал шок в среде благополучгых преподавателей высшей школы.

Еще один случай из жизни

В 1994г  случай свел меня с Валерием (фамилию не буду называть), с которым мы были знакомы, да и то шапочно, в студенческие годы.  У него была очень интересная история: институт предложил нескольким студентам инженерных факультетов – мужчинам — перейти на экономический, с тем чтобы затем остаться на кафедре, пойти в науку, усилить собой «экономическую школу УПИ». Валерий был одним из них: перешел с механического, блестяще закончил, остался в аспирантуре, защитился. Где-то в 1976-1980  прошел годичную стажировку в США. Потом перешел в другой ВУЗ, где вскоре стал заведующим кафедрой, защитил докторскую. Он был суперуспешен, нормально зарабатывал, пользовался авторитетом и жить ему было интересно.

И вот события после 1991г. По его словам (но я думаю, что так было у многих), первые глотки свободы были восприняты с энтузиазмом, творческая мысль  зашевелилась, придумывались новые курсы, практики, проекты. Но, очень быстро все это стало не важным, разбилось о полное безденежье. Не зря говорят – чем выше забрался, тем падать больнее. Школьные учителя, которые никогда не были избалованы высокими зарплатами, и оказавшись в нищете 90-х, терпели дольше и были покрепче. А вот институтские профессора оставшись в «один миг»  без денег и престижа своей профессии, многие ударились в депрессию. На Валерия было больно смотреть, он пробовал запить – но не смог. Уж очень был деятельная и творческая натура. И он оказался среди тех, кто начали брать ситуацию в свои руки —  занялся коммерческим образованием.

Началось бегство высокопрофессиональных преподавателей из вузов. Но те, кто остались, постепенно адаптировались к ситуации, и очень  быстро смогли использовать высокий спрос на образование и то, что многие люди не возражали за это образование заплатить.

Вторая половина 90-х

После начального шокового периода, со второй половины 1990-х гг., система начала быструю реструктуризацию, направленную на всемерное удовлетворение имеющейся в обществе потребности в образовательных услугах.

Под руководством специалистов Мирового Банка в России начала создаваться и затем осуществляться программа «Модернизации российского образования». В 1992-м году, по инициативе и на специальный грант Мирового Банка, была создана  научно-внедренческая площадка — Высшая Школа Экономики, которая взяла на себя функции разработки и апробации всех «реформ» в системе отечественного образования и науки. В Высшей Школе Экономике или, как её подчас попросту называют специалисты, в «Вышке» под руководством западных (в первую очередь – американских) «советников» отрабатывались все параметры «модернизации российского образования»

Произошедшие к концу того десятилетия  изменения имели  важное значение, но многие из новшеств оказались формальными или же неэффективными. В области финансирования вузы, по существу, оказались предоставлены самим себе и вынуждены были проводить политику самовыживания. Ее основным средством стало привлечение так называемых «платных» или «коммерческих» студентов на внебюджетные места, началась гонка за «внебюджетными» студентами, оплата за обучение которых стала практически единственным источником финансирования текущих расходов и повышения оплаты труда преподавателей в условиях нестабильности и недостаточности бюджетного финансирования.

Еще больше проявилась эта тенденция в период после 2000г . Если в 2000 г. доля принятых на платной основе составляла в общей численности принятых 54,6%, а среди принятых в государственные вузы — 48,5%, то в 2003 г. эта доля составляла 62,1% и 55,9% соответственно. При этом студенты внебюджетной формы обучения оставались как бы невидимыми для оставшейся в основных чертах неизменной с советского периода системы распределения учебной нагрузки и других механизмов управления и контроля, основанных на числе бюджетных мест.

Еще одним важным направлением перенастройки системы высшего образования на удовлетворение рыночных нужд стало появление и развитие сектора негосударственных вузов, т.е. стремительно увеличивалось общее число вузов.

В результате — качество образования резко упало.

В целом исследователи  утверждают, что в течение первого десятилетия истории современной России произошло становление рынка высшего образования: хорошо сегментированного, ориентированного на удовлетворение сложившейся под влиянием различных факторов структуры спроса населения, слабо регулируемого государством, лишенного после краха плановой экономики механизмов балансирования процесса подготовки квалифицированных кадров с потребностями отраслей народного хозяйства.

 О последнем, в частности, говорит характерная для 90-х гг., но сохраняющаяся вплоть до самого последнего времени слабая связь между полученной специальностью и направлением профессиональной деятельности. Два рынка — рынок высшего образования и рынок труда — функционируют каждый по своим законам, спрос на образовательные услуги предъявляют одни люди, руководствуясь собственными предпочтениями и ожиданиями, а спрос на «продукцию» системы высшего образования — другие; механизмы непосредственной связи между ними практически отсутствуют.

С другой стороны, стремление начать профессиональный карьерный рост как можно раньше (наряду с денежными стимулами) толкает студентов на начало трудовой деятельности до окончания образования. Результатом является вынужденное соединение работы и образования (в ущерб скорее последнему).

 Налицо фундаментальное противоречие между рынком высшего образования и рынком труда.

 Читаем дальше Продолжение 1    Окончание

Реклама

Entry filed under: Бизнес/аналитик, Обзоры, Образование.

Профессиональные ИТ стандарты – продолжение темы и не только Дневниковое

3 комментария Add your own

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Trackback this post  |  Subscribe to the comments via RSS Feed


Подписка на новости сайта

Подпишитесь на новости сайта (RSS)

RSS

Архивы

Рубрики

Главные книги аналитика

Современные методы описания функциональных требований к системам | Алистер Коберн
 Разработка требований к программному обеспечению |Карл И. Вигерс, Джой Битти

Требования для программного обеспечения: рекомендации по сбору и документированию |Илья Корнипаев
Анализ требований к автоматизированным информационным системам | Юрий Маглинец
Пользовательские истории. Гибкая разработка программного обеспечения |Майк Кон


%d такие блоггеры, как: