Реформа высшего образования: 2005г. — наши дни

20.07.2010 at 13:19 Оставьте комментарий

 Статья подготовлена в развите темы профессиональных ИТ стандартов, объединяющий  пост Профессиональные ИТ стандарты – продолжение темы и не только

Начало цикла статей О профессиональных стандартах в области ИТ

Окончание 

Начало           Продолжение 

В декабре 2005г прошел круглый стол по обсуждению состояния реформы образования. Среди много прочего там было сказано: . «.. все новые формы обучения, которые есть на Западе, у нас на самом деле давным-давно были. У них проектные сессии — у нас курсовые работы, у них брейн-стоминг — у нас были проблемные семинары, у них тренинги — у нас были имитационные игры. У нас всё это было. Но мы каким-то образом ухитрились скатиться на другой — и не лучший уровень».
«…самая большая проблема — это уже сложившаяся культура преподавательских коллективов. За последние 15 лет, за время нищенской оплаты труда преподавателей, у нас сложилось то, что называется колхоз, барщина. Стремишься как можно меньше работать на родной вуз и как можно больше заработать денег на стороне».
«… Сегодня необходима системная аналитическая концептуальная позиция по отношению к тому, что происходит в отечественном образовании. Она должна включать в себя целый ряд положений, связанных с идеологией, философией, методологией»
Итоги подвел Сергей КОМКОВ (президент Всероссийского фонда образования профессор): «Есть программа минимум и есть программа максимум. Сегодня программа минимум — остановить то, что эти господа называют реформой. Это не реформирование, а разрушение. Первое, с чего мы должны начать, — остановить разрушение.  Мы сейчас пытаемся это сделать, активно участвуя в парламентских, коллегиальных слушаниях, проводя организационную работу — вплоть до возбуждения дел в отношении отдельных чиновников.
Далее, надо внимательно оглядеться, консолидировать небезразличные к этой проблеме все здоровые силы общества, которые еще, к счастью, сохранились. Следующая задача — уже созидательная. » 

В августе 2009г Сергей Комков пишет: «…был 2005-й год. Тогда еще что-то изменить было возможно. Но никто из академиков-педагогов не пожелал прислушаться к голосу разума и внять доводам своих коллег-ученых. Сегодня мы пожинаем плоды той научной беспринципности и соглашательства. 

Четкого плана реформы так и не было (видимо и до сих пор нет), понять, как именно выглядит стратегия реформы, сложно — соответствующего документа нет. Тем не менее, с зигзагами и отступлениями реформа продолжается. 

2006г -2007г Реализация реформы через нормативные документы

Май 2006 В. Сергеев, И. Дмитренко «Реформа образования, о которой так много говорили все кому не лень, в конце концов переместилась из области строительства воздушных замков и разговоров в пользу бедных в область жестокой реальности. В 2005 году началась тотальная ревизия государственных высших учебных заведений. За два года они должны пройти аттестацию, по итогам которой в стране будут образованны три касты ВУЗов — национальные (пара десятков), федеральные (пара сотен) и региональные (все остальные). Соответственно будет создано три уровня свободы (академической и прочей) и государственного финансирования, а каждая категория вузов займет свою социальную нишу.
Государство устанавливает гарантии по финансированию только национальных и федеральных вузов, прочие могут существовать за счет региональных бюджетов или уж как придется. Одновременно правительство отказывается от установленной ежегодной доли национального дохода (3%), выделяемой для нужд образования.
Основной удар по социальному обеспечению учащихся и преподавателей был нанесен в 2004 году известным федеральным законом №122, перенесшим тяжесть социальных расходов на региональные и местные бюджеты». 

2006 год ушел на разработку документов, обсуждения и согласования, в том чсиле был разработан Проект перечня направлений (специальностей) подготовки для ФГОС третьего поколения, сформированный с учетом практики формирования Общероссийского классификатора специальностей по образованию в 2000-2002 годах, которая в Минобрнауки России применена для новой систематизации образовательных программ высшего профессионального образования РФ. 

 
Основные цели:  

  • совершенствование Перечня с учетом международной практики классификации образовательных программ, требований Международной и национальной образовательной статистики;

  • обеспечение рационального объема нормативных правовых документов федерального уровня, регламентирующих образовательную деятельность.

Проект Перечня прошел многочисленные обсуждения. В результате модернизации общее количество направлений подготовки составило 144 (в действующем перечне (ОКСО) – 186 направлений, 520 специальностей, обеспеченные соответствующими стандартами). 

Стержнем этого этапа реформы стало обеспечение перехода на уровневую структуру высшего профессионального образования. Главным инструментом обеспечения приоритетного развития уровневого высшего профессионального образования в России оределен федеральный государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования.

 

1 февраля 2007 состоялось заседание специальной министерской коллегии, на котором рассматривались вопросы, относящиеся к разработке и утверждению макета Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования (ФГОС ВПО). Представленная концепция образовательных стандартов третьего поколения, как оказалось, предусматривает кардинальные, системные изменения в сфере высшего профессионального образования. В идеале, планируется привести образовательные стандарты в соответствие с требованиями рынка труда, а также гармонизировать их с общеевропейским стандартами в рамках так называемой Болонской декларации, к которой Россия присоединилась к 2003 году.
Рассмотренные на заседании коллегии новые образовательные стандарты в области высшего профессионального образования не носят рекомендательного характера- это вполне конкретная программа действий в условиях, когда, по мысли чиновников из министерства образования, необходимы скорейшие меры по улучшению положения в российских вузах
.

Предложенные Министерством новые стандарты высшего образования потрясли всю систему российского высшего образования в целом. Опять было много споров, противников.
Так, Юрий КРУПНОВ (Лидер ПАРТИИ РАЗВИТИЯ, лауреат премии Президента РФ в области образования за 1999 г ) считает, что данное решение «является вредным и никак не связано с задачами развития образования или развития страны». По его словам, «переорганизация высшего образования обусловлена тремя посторонними к образованию причинами:

Во-первых, сэкономить на высшем образовании, поскольку существенно сокращается количество лет обучения. Одновременно уже два года идёт процесс сокращения количества бюджетных мест.

Во-вторых, вписаться в европейские стандарты образования. Это приведёт к ещё большей «утечке мозгов», что выгодно не для России, а для Европы в ее схватке с США за перспективных иммигрантов.

 В-третьих, приспособить высшее образование к сложившемуся за последние 20 лет уродливому деформированному рынку труда, где мало нужны инженеры и другие серьёзные специалисты и нужна беловоротничковая обслуга, офисный планктон».

В качестве хотя бы относительно объективного мнения предлагаю принять позицию Е.Г. Ясина. В апреле 2007г он сделал доклад на тему «Модернизация и общество» на конференции «Модернизация экономики и общественное развитие» (сейчас это звучит сильно актально, но видимо потому и звучит, что люди над этим не один и не два года работают)
Е.Г. Ясин пишет:
«Образование должно решать две противоречивые задачи:
1. первая — обеспечить широкую образованность и получение профессиональной квалификации, включая овладение определенным набором компетенций, умений, всеми гражданами страны, чтобы они были конкурентоспособны на рынке труда.
2. вторая — выявление, отбор и подготовка наиболее способных, одаренных, талантливых людей, учитывая специфические способности для разных областей деятельности, из максимального числа претендентов.
Чем меньше выявлено и продвинуто талантов, тем меньше будет открытий и инноваций, ибо именно этим людям в первую очередь должны предоставляться условия для творческих поисков. Выбор они будут делать сами, но общество в своих интересах обязано создать им наилучшие условия для выбора. Равные возможности должны иметь все молодые люди независимо от статуса и состоятельности родителей.

 Подобные требования к системе образования выдвигались давно, но для инновационной экономики они обретают особую актуальность. 

Советская система образования обладала многими положительными свойствами, прежде всего демократичностью.
Но современным требованиям она уже не отвечает, а пока шли реформы по другим направлениям и страна переживала трансформационный кризис, ее отставание еще увеличилось. Отсюда необходимость реформы образования и вложения крупных средств в ее развитие. Концепция реформы была определена еще несколько лет назад и представляется в целом конструктивной. Ее основные элементы:
1) ЕГЭ — единый государственный экзамен;
2) ГИФО — государственное именное финансовое обязательство (образовательный ваучер);
3) открытость образования, участие страны в так называемом Болонском процессе;
4) развитие творческих способностей обучаемых. 

ЕГЭ до сих пор вызывает бурные споры, но все же этот компонент реформы близок к реализации (в 2010г этот компонет видимо уже можно считать реализованным – при всех оговорках).
ГИФО — это реализация принципа государственного подушевого финансирования высшего образования («деньги следуют за студентом»). Это также обеспечение доступности образования. ГИФО получают те, кто успешно сдал ЕГЭ. Они приносят в выбранный вуз соответствующую сумму денег; я считаю, что она должна различаться по размерам в зависимости от успехов при сдаче ЕГЭ и других испытаний. ГИФО стимулирует конкуренцию вузов за лучших абитуриентов.
К сожалению, в отличие от ЕГЭ идея ГИФО очень далека от реализации. Более того, от идеи практически отказались, отменив дифференциацию нормативов финансирования вузов в зависимости от баллов, набранных абитуриентами при сдаче ЕГЭ. Даже в простейшем виде идея подушевого финансирования не реализуется. Между тем ЕГЭ без ГИФО в значительной мере теряет свою эффективность. Ведь в конечном счете единая система оценки знаний важна не для того, чтобы поступить в вуз без других испытаний — в таком виде она действительно оказывается весьма спорной. Она нужна, чтобы реализовать право граждан на бесплатное образование или, по крайней мере, на государственную поддержку получения высшего профессионального образования. Вместе с ГИФО ЕГЭ позволяет сочетать бесплатное образование в целях поддержки талантов (добавим к этому образовательные кредиты) и платное образование для менее успешных, если они имеют желание и возможность учиться, а также доступность образования с созданием среди вузов конкуренции, способствующей повышению качества образования. Пока же переход к финансированию на основе ГИФО остается в области предположений.
Открытость образования, участие в Болонском процессе, также подвергается критике. Но, на мой взгляд, исключительно важно, чтобы российская молодежь получала образование на уровне мировых стандартов, чтобы наше образование было интегрировано с образовательными системами развитых стран, чтобы наши дипломы имели силу во многих странах, на разных рынках труда. Такой подход влечет за собой определенные риски, в том числе вероятность «утечки мозгов». Но лучший способ удержать и привлекать таланты состоит не в создании ограничений, а в формировании в стране благоприятного делового, научного, образовательного климата, обстановки свободы творчества. Тогда мозги потекут к нам. Мы говорили о высшем профессиональном образовании, которое стоит на выходе продукта образовательного процесса. Но качество этого продукта решающим образом зависит от начальной и средней школы, состояние которых в целом по стране следует признать удручающим…
Развитие творческих способностей обучаемых касается всех уровней образования и является исключительно важным для реализации инновационной модели развития страны. Наше образование в советское время в основном было настроено на усвоение сравнительно низких, но массовых стандартов знаний, отвечавших условиям индустриализации и урбанизации, а также на узкоспециализированную профессиональную подготовку. Было и элитарное высшее образование, позволявшее пополнять ведущие научные школы и конструкторские бюро. Но поле для сбора урожая талантов все же было узким.
Теперь — если мы намерены добиться конкурентоспособности в инновационной экономике — раскрывать творческие способности и приучать к свободе творчества, к готовности отказаться от канонов — важнейшая задача образования. Для этого в образовательном процессе должно возрасти время самостоятельной работы обучаемых, сократиться время аудиторной, «горловой» нагрузки преподавателей, при том что центр тяжести их работы должен быть перенесен на индивидуальную работу (научное руководство, тьюторство) и на деперсонифицированный контроль знаний, на участие студентов в научных исследованиях и дискуссиях. По сути, речь идет о внутренней, в стенах образовательных учреждений реформе, гораздо более трудной, чем изменение общих институтов проверки знаний и финансирования.
Хочу подчеркнуть важность осуществления всех основных принципов реформы образования для создания инновационной экономики, для модернизации страны.» 

                 К концу 2007г. были специальным Федеральным законом внесены изменения в отдельные законодательные акты Российской Федерации, связанные с установлением уровневой структуры высшего профессионального образования.
В том числе, как уступка ректорам ведущих столичных ВУЗов, резко возражавших против бакалавриата, утвержден перечень специальностей высшего профессионального образования и направлений подготовки бакалавров и магистров со сроком обучения, отличающегося от нормативного.
Работы в 2006-2009 велись в рамках ФЦП «Образование»по предусмотренным в ней направлениям:

• Совершенствование содержания и технологий образования;
• Развитие системы обеспечения качества образовательных услуг;
• Повышение эффективности управления в системе образования;
• Совершенствование экономических механизмов в сфере образования 

Подготовка к внедрению или сопротивление?

2008г – споры о реформе продолжаются. Среди большого количества публикаций, отмечу вышедшую в мае 2008г статью Калвачевского Б. А., дтн, профессор СибАДИ; Носова А. В., инженер, СибАДИ (Сибирская автомобильно-дорожная академия) «Высшее образование – реформа или уничтожение?». Статья посвящена возможным негативным последствиям предпринимаемых правительством и Думой действий, которых следует ожидать. В ней поставлены вопросы: Насколько хорошо проанализированы результаты реформы? Что ждет новые поколения выпускников школ? Какими специалистами и насколько будет обеспечено народное хозяйство России?
Рассмотрены как вопросы, которые обсуждались долго и активно – такие как: Набор абитуриентов (а следовательно ЕГЭ), Внедрение тестовых методов контроля успеваемости, Переход на двухступенчатую систему обучения так и такие, которые меньше на слуху, как например:
Внедрение стандартов управления качеством ISO 9000

Требование наличия именно этой системы, содержащееся в документах по аттестации и аккредитации вузов, представляет собой принятие этой системы как обязательного к исполнению вузами стандарта. Применение ISO 9000 в условиях, для которых он не предназначен – серьезная ошибка. Стандарт ISO 9000 не обязателен к исполнению, он может и не внедряться на конкретном предприятии; существуют и иные методики обеспечения качества продукции,. Осознанность и добровольность внедрения и использования – необходимые условия работы стандарта ISO, и эти условия нарушаются. Стандарт содержит прямое указание о неприменимости в сфере образования, но это указание игнорируется. Образовательные системы имеют дело со сложными саморазвивающимися объектами, обладающими свободой воли, поведение которых меняется не в результате внешнего воздействия, а в результате неизвестных и непредсказуемых внутренних процессов – студентами.

 Так же как и Профессор МГУ В. Сухомлин авторы статьи считают, что
1) Под предлогом реформы высшего образования происходит ее фактическое уничтожение.
2) Это уничтожение – не случайность и не результат некомпетентности чиновников и депутатов. Это – осознанная деструктивная политика, подрывающая основу существования российского общества.

А что они сами предлагают – «совершенствовать существующую систему», «необходимо не разрушать, а совершенствовать образование без рабского следования неверно понятым чужим концепциям». Увы! Так не бывает. И большинству сегодняшних преподавателей придется с этим смириться.

Проходит много дискуссий. Например, Образование подготовка рабсилы или созидание социума? , где, как обычно яркий писатель М. Веллер отметил: «Во-первых, нельзя говорить о здоровом органе в больном организме. Во-вторых, образование является точно такой же «горячей точкой», как и экономика, и медицина и прочие сферы общественной жизни, в течение десятилетия подвергавшиеся перестройке под новые рыночные отношения. Образованию больше других это не пошло на пользу — там только циничнее стала процветать коррупция…. Как нет внятного плана по реформированию всей общественной жизни у наших властителей, так и относительно образования происходит деструктивная неразбериха».

 Противостояние внешне усиливается

Пока продолжаются работы по подготовке документов, обсуждение продолжается и в 2009г — и снова много критических высказываний, например:

«Реформирование системы образования в России носит в основном организационно-экономический характер. Оно не решает главных проблем, определяющих качество образования, качество подготовки специалистов, их конкурентоспособность на мировом рынке; не решает проблемы подготовки специалистов к творческой деятельности, без чего разговоры об инновационной экономике, создании инновационных технологий будут пустым звуком; не решает проблемы перехода от поддерживающего к инновационному образованию на основе его фундаментализации, главное назначение которого – развивать творческие способности у студентов, формировать у них национальный инновационный менталитет, национальную инновационную культуру.

Реформирование системы образования не решает проблемы пополнения уходящего поколения преподавателей и ученых вузов молодым поколением, что грозит потерей ведущих позиций нашей страны в сферах образования и науки. Эта проблема наряду с демографической проблемой представляет большую угрозу России. Оно не базируется на научно обоснованных прогнозах потребности российской экономики в специалистах с высшим образованием на дальне-, средне- и краткосрочные периоды по различным направлениям и специальностям для страны в целом, регионов и отраслей экономики, социальной сферы.
Реформирование образования не выстроено по приоритетам и носит в основном спонтанный, «точечный», «импровизационный» характер. Непродуманность, поспешность реформирования образования …нанесет огромный ущерб науке.

Модернизация образования, проводимая без разработанной стратегии ее реализации, — это бесконкурсная система формирования в России сектора ведущих университетов страны (федеральных, национальных, исследовательских, технологических и т.п.); это – слияние ряда вузов различного профиля в субъектах Российской Федерации в один федеральный университет; это – стремление сократить в несколько раз количество вузов в нашей стране без научного прогнозирования последствий такого сокращения, без учета роли вузов в решении социальных проблем регионов, проблем молодежи, проблем экономики, науки, технологии и техники, без опоры на математическое моделирование, без предвидения последствий этого сокращения вузов в нашей стране, объявленного министром образования и науки Российской Федерации, и многое, многое другое.

Удивляет то обстоятельство, что Минобрнауки России и Рособразование проводят кампанию по смене ректорского корпуса вузов, не имея разработанной кадровой политики, не имея серьезной системы подготовки кадров будущих ректоров с учетом специфики деятельности вуза в качестве научно-образовательного комплекса. Создается впечатление, что замена сильных руководителей вузов, ученых с мировым именем на слабых, не проявивших себя ни в науке, ни в преподавательской деятельности, но покладистых людей, является основной целью деятельности руководства Минобрнауки и Рособразования».

Большую активность в конце 2008г и в 2009г проявил и «знакомый нам» проф Сухомлин В.А. – он опубликовал несколько статей с громкими названиями: «Бессодержательное образование — новое достижение российских чиновников» , «Полная победа инноваций над российским образованием (Размышление российского профессора о реформах высшего образования)», Дюжина ударов по российскому образованию , Шанс для выживания российскому образованию , Деструктивная направленность реформ высшей школы, Реформа высшей школы деструктивна .

Негативную оценку высказали на семинаре в марте 2009г эксперты Российского союза ИТ-директоров при участии Школы ИТ-менеджмента Академии народного хозяйства при Правительстве России и Института современного развития (ИНСОР): «одной из основных причин, тормозящих переход России на рельсы постиндустриальной экономики, является запоздалая и непоследовательная реформа образования (в том числе в сфере использования ИКТ)».
В выступлении на этом семинаре А.В.Коротков, д.э.н., (Школа ИТ-менеджмента, АНХ при Правительстве РФ, МГИМО (У) МИД РФ, Гренобльская школа бизнеса) привел такие интересные факты:

• «Российские студентов (и их родители) все меньше связывают обучение в вузе с реальной конкурентоспособностью на рынке труда. Наличие высшего образования для многих является знаком социальной нормальности.
• Число мест на первых курсах ВУЗов превышает число выпускников школ. В ближайшие годы сокращение общей численности учащихся начнется на всех уровнях профессионального образования: количество абитуриентов к 2010 году по сравнению с 2006−м сократится вдвое
• Возраст профессорско-преподавательского состава и менеджеров вузов: 38,6% работающих старше 65 лет
• Главное препятствие в движении -малое число менеджеров образования, готовых взять на себя ответственность, играть в «длинную игру», поскольку результаты изменений будут заметны лишь через пять-десять лет последовательной, кропотливой и зачастую непопулярной работы»

И по прежнему обсуждается: Какой должна быть реформа высшего образования в России? (Апрель  2010 В.И. БОЯРИНЦЕВ, д.ф.-м.н., Л.К. ФИОНОВА, д.ф.-м.н )
«Практика наших чиновников показывает, что страна с сырьевой экономикой не заинтересована в подготовке высококлассных специалистов технического профиля.
… 90% первокурсников кафедры университета, готовящей специалистов по информационным технологиям, в первую экзаменационную сессию экзамен по высшей математике не сдали. Что же будет дальше с подобными «специалистами»?
В советское время по числу студентов на 10 тысяч человек населения мы занимали второе место в мире. Сейчас по этому показателю (179 студентов) нас обогнали Канада (299), Австрия (227), Бельгия (224), Финляндия (220), Испания (187) и некоторые государства Латинской Америки. Ежегодно страну покидает до 15% выпускников ВУЗов.
По данным ЮНЕСКО, Россия за период «реформ» по интеллектуальному потенциалу молодёжи скатилась с 3-го места в мире (1953 г.) на 40-е, по другим данным — на 47-е место».

По ЕГЭ – идет постепенный откат: «Медведев освободил Московский и Санкт-Петербургский госуниверситеты от ЕГЭ в 2009, в марте 2010-го года ещё 11 ВУЗов получили право проводить приёмные экзамены несмотря на наличие бумаг по ЕГЭ».

«На фоне разрушения науки и образования продолжаются административные игры: 6 марта 2010-го года стало известно, что президент России Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации Рособразования и Роснауки с передачей их функций в Минобрнауки РФ. Чиновников заботит не качество науки и образования, не их упадок, а оптимизация «процедуры прохождения документооборота»,

Говорит президент Всероссийского фонда образования профессор С. Комков:
«Россия — единственная из развитых стран, которая идёт по пути соотношения платных и бесплатных мест в сторону «платников»». Отмечая, что в Германии сегодня 70% бесплатного образования, а в 2020 году будет 90%, профессор говорит: «Россия сегодня имеет 70% платного образования, а в 2020 году будет иметь 90% платного образования… Год обучения в Высшей школе экономики стоит 360 тысяч рублей. В Гарварде год обучения стоит 3,5-4 тысячи долларов. По-нашему, это 120 тысяч рублей… в ВШЭ обучение стоит в 3 раза дороже, чем в Гарварде…»

Вот тут ( Maй 2010) ) предлагается  свой список мер, основываясь на положительном мировом опыте и мнении авторитетных российских специалистов. Этот план должен помочь нашей высшей школе выпускать тех специалистов, которые нужны экономике:

• Изменение принципов контроля над вузами
• Изменение принципов бюджетирования вузов.
• Создание авторитетного рейтинга.
• Построение университетов-лидеров.
• Создание исследовательских университетов.
• Массовое внедрение госпрограмм образовательных кредитов
• Привлечение преподавателей и ученых из-за рубежа.

Эти шаги объявляются «первой частью реформ. Образовательные меры принесут больше эффекта вкупе с институциональными преобразованиями: отменой призыва в армию, развитием системы кредитования, борьбой с коррупцией».

Судя по отдельным довольно вялым движениям, как раз по этому плану сейчас реформа и продвигается.

«Пока же миф о лучшем на свете российском образовании трещит по швам: в прошлом году в ГУ-ВШЭ провели исследование, выяснив, с каким баллом ЕГЭ поступают вузы. Оказалось, что во многие на отдельные специальности попадают преимущественно «троечники». Такой результат можно трактовать по-разному, но падение общего уровня высшего образования налицо.» 

Год 2010 во многих планах ( в том числе Концепции..) был обозначен как завершающий многих мероприятий реформы.
Министерство образования объявило 2010 год — годом активной подготовки всей системы вузов к переходу на уровневое образование.
По каким-то планам будут написаны отчеты, что все замечательно выполнено. Внедрение ФГОС ВПО третьего поколения на год сдвинуто (перенесено с 2010г на 2011 — Федеральным законом от 10.11.2009 N260-ФЗ ). Прием на обучение в 2010г еще будет проводиться по стандартам второго поколения.

Так что еще есть время подготовить статьи про ФГОС ВПО третьего поколения, про состояние Болонкого процесса, про текущую ситуацию с профессиональными стандартами.

 

Реклама

Entry filed under: Обзоры, Образование. Tags: .

Горячее лето 1990г. Сангвис — от приказа до реализации

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Trackback this post  |  Subscribe to the comments via RSS Feed


Подписка на новости сайта

Подпишитесь на новости сайта (RSS)

RSS

Архивы

Рубрики

Главные книги аналитика

Современные методы описания функциональных требований к системам | Алистер Коберн
 Разработка требований к программному обеспечению |Карл И. Вигерс, Джой Битти

Требования для программного обеспечения: рекомендации по сбору и документированию |Илья Корнипаев
Анализ требований к автоматизированным информационным системам | Юрий Маглинец
Пользовательские истории. Гибкая разработка программного обеспечения |Майк Кон


%d такие блоггеры, как: